Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

«Когда люди меняются к лучшему, это греет душу…»

Корреспондент «Щита и меча» провёл день с сельским участковым.

В гости для профилактики

Среди других домов в селе Норовка Пензенской области - небогатых, но ладных - этот смот­рится гадким утёнком. Серым и лишённым внимания.

- Здесь я был уже тысячу раз, - участковый уполномоченный МО МВД России «Нижнеломовский» капитан полиции Иван Гольтяпин открывает калитку. - Самый беспокойный дом в округе.

Пока стучится в дверь, рассказывает, что хозяйка - многодетная мать. Три дочери. Была лишена родительских прав. Раньше у неё собирались шумные компании. Мотыльки-алкоголики слетались на её огонёк даже из райцентра. Соседи были в ужасе.

- Иной раз зайдёшь в избу, а там ступить негде. Всё бутылками заставлено.

При этих словах дверь со скрипом открывается.

- Иван Алексаныч! Здрасьте! - хозяйка дома без лишних слов приглашает участкового войти.

Под ногами чисто. Ни бутылок, ни мусора. Если бы участковый не сказал, что здесь был притон, ни за что бы не догадался. Обстановка бедная, но чистая и опрятная. На стенах простенькие бумажные обои. Ни одной грязной тарелки. Пол недавно выкрашен. Только потолок возле печки закопчённый.

- Люстра моя где? - поглядывает по сторонам участковый. - Не продала?

- Что ты! - улыбается хозяйка довольно. - Вон в светлице висит. Светит.

- Не пьёшь? - вопрос задаёт, глядя прямо в глаза.

- Нет, - хозяйка, похоже, искренне рада своему ответу. - Нельзя мне. Я же работаю.

- Помню, под Новый год захожу её проведать, а она со свечкой сидит. Электричество за долги отключили, - рассказывает участковый, когда мы уже выходим за калитку. - Вскоре после этого стала жить по-правильному. С долгами расплатилась. Ремонт начала делать, а денег не было. У меня люстра была, отдал ей. Дом в порядок привела понемногу. Дети к ней стали приезжать. Работать устроилась. Кажется, наладилась у неё жизнь. Но я к ней продолжаю ходить по-прежнему. Для профилактики.

Один на участке

Иван признаётся: в детстве мечтал архитектором стать. Глеб Жеглов и Володя Шарапов были из другого мира, в который он не собирался попасть. Но пришёл всё равно.

Когда работал в охране на кирпичном заводе, задержал воришек. Они залезли на территорию, чтобы кабель украсть. Один сидел на заборе - смотрел, чтобы поблизости никто не появился. А двое других приготовились рубить медные провода. Не успели - Иван подкрался незаметно, как кот к мышам, схватил незваных гостей с поличным.

В тот момент, шутит участковый, в нём и проснулся охотничий инстинкт. И пришёл он в милицию: возьмите меня к себе.

Так Иван очутился в патрульно-постовой службе. Полгода ходил по улицам Нижнего Ломова, порядок наводил. А потом ему предложили стать участковым.

- Патрульно-постовая служба - начало всех полицейских служб, - рассуждает Иван. - Она помогает молодому сотруднику понять: правильно работу он для себя выбрал или нет. Те, кто в ППС служит, жизнь узнают со всех сторон. Участковым, конечно, сложнее работать. В ППС ты всегда с напарником. А на участке один. И рассчитывать можешь только на себя. Особенно когда приходишь по вызову - а там дебошир неадекватный. Утром уходишь на службу и никогда не знаешь, что тебя ждёт.

Это сейчас капитан полиции Иван Гольтяпин может охарактеризовать свой участок как «стабильно спокойный». А восемь лет назад, когда принял эту территорию на своё попечение, за голову хватался. Участок хороший - село Норовка и две деревни. До Норовки от райотдела за полчаса пешком дойти можно. Но было от чего за голову хвататься. Кражи происходили одна за другой. Воровали всё, что можно съесть, выпить и продать. Хозяева за сохранность имущества не переживали. А злоумышленникам, как правило, выпить хотелось.

- Время было другое, - объясняет Иван. - Многие гнали самогон. Сейчас уже не осталось никого, кто бы пол-литру продал домашней выработки. Штрафами и другими мерами самогонщиков так прижали, что бизнес этот подпольный невыгодным стал.

Алкоголики остались. Но тихими сделались. Знают: если забуянят, участковый к ним среди ночи или сам приедет, или товарищей пришлёт. Всех нарушителей спокойствия на своём участке Иван Гольтяпин знает как родных.

- Как им здоровья хватает такой образ жизни вести, непонятно, - недоумевает полицейский, пока мы идём по сельским улицам. - Вон там живёт гражданин, нигде не работает. Перебивается тем, что соседям помогает. Машину помоет, ему сто рублей дадут - он сразу в магазин, за чекушкой. А на закуску денег не остаётся.

Чтобы краж стало меньше, участковому пришлось потрудиться. Иван ходил по дворам жителей Норовки, внушал им - не оставляйте добро без присмотра. Из дома уходите - запирайте двери да окна. Не сразу, но начали прислушиваться. Оттого злоумышленникам не стало простора в Норовке. Местные жители под замком добро своё держат. А если подозрительное что-то заметят, номер участкового набирают. Для того Иван Гольтяпин всем свои визитки и раздал. И теперь ночным телефонным звонкам не удивляется. Сам просит: если случилось что, сразу звоните.

Красочный эксперимент

- С машиной всё выяснили, - объясняет участковый. - На дороге она сломалась, вот хозяин её и оставил, а через три дня забрал.

Житель села Норовка Виктор Маслов кивает: хорошо, что всё так. Неделю назад он Ивану позвонил: на их улице кто-то машину подозрительную бросил. Автомобиль нездешний - местные его не признали. Вот Виктор Константинович и сообщил об этом участковому.

Вместе с хозяином Иван проходит в дом: сегодня он пришёл с проверкой. Хозяин, заядлый охотник, хранит дома ружьё.

- Где ключи? - спрашивает.

- Вот они, у меня, - показывает хозяин.

- Никому не даёшь их? - интересуется Иван.

- Ни за что, - привычно отвечает Виктор Константинович. Он знает: ключи от сейфа, в котором оружие, посторонним передавать запрещено. Нарушишь правило - могут ружья лишить и оштрафовать. Участковый всякий раз приходит с проверкой внезапно. Процедура знакомая, но знает хозяин - если что не так, будут неприятности. У Ивана на участке репутация человека доброжелательного. Но сурового. Закон нарушишь - спуску не даст.

Следующий пункт назначения - Гаи. Это не опечатка - так называется деревня. Места здесь красивые: холмы да перелески. Деревня вдоль дороги вьётся лентой. Дома - по одну сторону, бурьян - по другую. Домов брошенных столько - фильм-катастрофу можно без декораций снимать. Кое-где деревья сквозь крыши разрушенные прорастают. Тянется деревня вдоль дороги на пару километров. А жителей в ней - без малого семь десятков.

Нина Бугреева в Гаи приехала из Ломова. Природа здесь - загляденье. Воздух - чистейший. Нина Михайловна - женщина активная, а потому - местный депутат. Всегда в курсе здешних новостей.

- Деревня у нас спокойная, - рассказывает нам. - Были такие, кто озорничал. Одни умерли. Другие в тюрьме.

В деревне Гаи преступление - событие небывалое. Его месяцами обсуждают. Последний случай был почти год назад. За окраиной деревни - пруд, на берегу его - база отдыха. Случилось так, что осталась она без присмотра на осень. Этим воспользовались злоумышленники. Стали имущество потаскивать. Узнав об этом, Нина Михайловна сообщила участковому. Тот приехал, обстановку выяснил - охраны никакой. И следов похитителей - тоже. Как в этих условиях имущество сберечь и на похитителей выйти? Вместе с коллегой-участковым провёл с согласия владельцев эксперимент. Кое-какое имущество, на которое могли позариться воры, покрыли краской: тронешь такую - не отмоешься. Через несколько дней участковый отправился по дворам. В одном из них обнаружил мешок со следами той самой краски. В мешке - инструменты. Подозреваемые поняли: отпираться смысла нет и признались во всех похождениях.

Но теперь у жителей деревни другие заботы.

- Говорят, фермер по соседству собирается скотину разводить, - делится Нина Михайловна последними новостями. - Мы, кто рядом живёт, категорически против. Здесь дышать будет нечем.

- По правилам благоустройства такое не допускается, - объясняет Иван. - Не переживайте. Если что пойдёт не так - сообщайте.

Полномочный представитель

Городских жителей портит квартирный вопрос. А деревенских - земельный. Преступления на участке Ивана Гольтяпина происходят нечасто. Самое распространённое - угроза убийством. В большинстве случаев фигурантами уголовных дел становятся соседи.

- Многие живут по старинке. Межевание не делают. А потом начинают спорить между собой из-за земли, - рассказывает Иван. - Ругаются: кто-то свой забор поставил на чужой земле, или кажется, что на чужой. И начинаются конфликты. Порой из-за десяти сантиметров. А где ссоры, там и угрозы.

Один из последних случаев - не поладили два соседа. Одному - 75, второй - младше на четверть века. Молодому показалось, что старший отвязывает его быка, который на участке за домом пасётся. Выпил, пришёл к старику домой, начал предъявлять претензии, руки распустил. Пожилой человек в итоге попал в больницу, а его агрессивный сосед - за решётку.

Для многих жителей Норовки участковый - не просто полицейский, а полномочный представитель государства. Поэтому обращаются к нему по любым вопросам. Даже если к полиции они не имеют никакого отношения. Для сельчан Иван Гольтяпин - первый советчик. И часто ему звонят не потому, что случилось что-то, а за консультацией. А он отвечает: куда обратиться, кому позвонить, что сделать.

- Мне нравится помогать людям, - говорит он. - Работа, конечно, ответственная: за свой участок я отвечаю лично. С меня спрашивают и руководство, и местные жители. Вся служба состоит из общения с людьми. И к каждому нужно найти подход, подобрать ключик: кого-то пожурить, кого-то похвалить. И когда люди меняются к лучшему, это греет душу - ещё одно доброе дело сделал.

Сергей ПОПЛЁВИН
Фото автора
Пензенская область

25.09.2017Читать далее