Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Фотоархив|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Реконструкция правды

Альфия АЛЬКИНСКАЯ, заместитель начальника постоянно действующей выставочной экспозиции, посвящённой созданию и истории МВД России, по научной работе.

В начале августа на федеральном портале проектов нормативно-правовых актов для общественного обсуждения был опубликован проект указа Президента Российской Федерации «Об установлении Дня образования полиции». Эта памятная историческая дата после подписания Указа будет отмечаться 5 июня.

Многие граждане, в том числе большинство наших читателей, узнали эту новость перед выходом на работу, из утренних теле-радионовостей. Ведущие ряда СМИ, у которых деятельность органов внутренних дел всегда вызывала нервную реакцию, не сумев и в этот раз преодолеть односторонность своего мышления, присоединялись к оставленным на сайтах ироническим комментариям некоторых слушателей, чья излюбленная позиция – подвергать остракизму всё, что связано с дореволюционной историей России и в неменьшей степени – с профессией полицейского.

Странной выбранную для празднования Дня сотрудника органов МВД новую дату счёл и постоянный гость «Эхо Москвы» историк Алексей Кузнецов. Присоединившись к мнению редакции, утверждающей, что «в МВД перепутали даты», он пояснил, что «полиция, которая создавалась по указу Петра I, совершенно не напоминает ни по количеству, ни по функциям то, чем должна быть полиция современного государства». Удивительная точка зрения для историка!

«Предлагаю тому, кто нашёл связь между указом Петра I и нынешними полицейскими (в оригинале звучал иной термин – А. А.), вручить награду!» – расщедрился один из слушателей.

Ну что ж, в очередь за наградой от подобных «гурманов истории» мы вставать не будем, но восстановить историческую правду – в наших силах.

Прежде всего напомним, что орган охраны правопорядка претерпел в нашем Отечестве длинную историческую трансформацию, и большинство сотрудников внутренних дел не сейчас узнали о том, что 25 мая (5 июня по новому стилю) в 1718 году Пётр I учредил должность санкт-петербургского генерал-полицмейстера и подписал инструкцию из 13 пунктов, где был очерчен круг обязанностей этого должностного лица, ставшего первым руководителем полицейского органа России. К 300-летию полиции давно и активно готовится всё наше ведомство. К предстоящему юбилею приурочено и проводится немало замечательных акций, подготовлено и издано огромное количество исследований, освещающих различные стороны деятельности органа правопорядка – детища Петра Великого.

Разумеется, новый орган, деятельность которого основывалась на допетровских традициях и учитывала предшествующий отечественный опыт благочиния, по функциям и методам работы значительно отличался от нынешнего. Кстати, длинный путь, который прошли органы внутренних дел за три столетия, был очень непрост. Разматывая нити нашей истории, трудно не вспомнить о причинах, способствовавших в XVIII и XIX веках невысокой оценке деятельности полицейского аппарата, пережившего трудные этапы реформаций. В 1802 году в ходе реформы госаппарата в Российской империи было образовано в качестве ведущего среди восьми созданных ведомств Министерство внутренних дел, по случаю 200-летия которого в 2002 году были проведены многочисленные мероприятия, широко освещавшиеся в средствах массовой информации. Этот орган, пережив немало изменений и реформ, в том числе связанных и с изменением его наименования (МВД–НКВД–МООП), продолжает свою активную жизнедеятельность и сегодня. А падение царского режима оставило за собой длинный мартиролог с именами полицейских, которые больше других подвергались атаке новой власти. Впрочем, и рождённый революцией новый её правоохранительный орган сильно штормило в первые же десятилетия после Октября: советская власть, поставив его на рельсы милитаризации, а затем максимально выхолостив роль милиции, вскоре стала всерьёз поговаривать о её абсолютной ликвидации – якобы за ненужностью.

В 2011 году российская милиция была переименована в полицию. Помнится, против «второго пришествия» старого наименования кое-кто намеренно нагнетал страсти, неправомерно ставя знак равенства между понятиями «полицейский» и «полицай». А между тем органу российского правопорядка совершенно законно и объективно вернули имя, данное при его рождении, и именно при императоре (тогда – русском царе) Петре I.

Но вернёмся к разговору об учреждении Дня образования полиции. Заверим, что нет никакой причины для переживаний по поводу новой даты не только действующим сотрудникам, но и уважаемым ветеранам органов внутренних дел, посвятившим свою жизнь работе в советской милиции. Вот как прокомментировала сообщение об учреждении Дня образования полиции России официальный представитель МВД России начальник Управления по взаимодействию с институтами гражданского общества и средствами массовой информации МВД России полковник внутренней службы Ирина Волк: «Установление новой памятной даты наряду с официальным праздником 10 ноября – Днём сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации – необходимо для более глубокого изучения многовекового опыта борьбы с преступностью в России, а также будет способствовать распространению исторических знаний и сохранению положительного отечественного опыта работы полиции по охране общественного порядка и безопасности». Таким образом, в комментарии подчёркивается, что новая дата учреждается «наряду с официальным праздником 10 ноября». Здесь уместно отметить, что многие ветераны ведомства – представители различных подразделений и служб МВД постоянно обращаются с инициативой учредить даты рождения различных служб с учётом их деятельности в более раннем, дореволюционном периоде.

Следует иметь в виду, что при создании действующего календаря с перечнем профессиональных праздников и памятных дат нашего ведомства Министерство внутренних дел опиралось на даты, связанные с учреждением подчинённых ему служб исключительно в советскую эпоху. После демонтажа советской системы у руководителей и сотрудников большинства подразделений ведомства, как и у значительной части населения страны, заметно усилился интерес к истории российской государственности, что подтолкнуло должностных лиц и исследователей истории к поиску своих профессиональных корней в далёком прошлом.

В процессе поиска исторических прообразов ныне действующих в МВД России служб проводилась работа по ознакомлению со значительным количеством первоисточников, в том числе с известными памятниками права. Однако вопрос об учреждении новых дат из старого прошлого ставил порой в некоторый тупик. Не скроем, что исторический «коридор», когда рождались исторические источники, на которые можно было бы сослаться для определения ведомственного летоисчисления, не только широк, но и достаточно извилист. Так, например, одни правовые акты, игравшие важную роль в формировании или развитии государства и (или) в изменении государственных форм правления, свидетельствуют об учреждении органа со сходными функциями, другие дают сведения о создании параллельного органа с многочисленными синтетическими функциями (иногда из иной сферы деятельности), третьи сообщают о прекращении работы прежнего органа, четвёртые – сугубо о чьём-то персональном назначении на должность к исправлению обязанностей для осуществления аналогичных с предшествующим органом и с подобными задачами функций и т. д.

Поэтому вопрос о том, что же предпочесть при выборе первоначальной даты создания того или иного подразделения (службы с оперативными или иными полномочиями) – довольно непростой. В то же время, возможно, в контексте подготовки к 300-летию российской полиции или после празднования этого юбилея вопрос о переносе даты учреждения ряда ведомственных подразделений и служб может встать со всей остротой.

Нет сомнений, что те чиновники, которые в силу своего статуса для систематизации нового календаря вместе с авторитетными инстанциями будут принимать решение об учреждении дат служб, дни рождения которых можно будет отодвинуть в более отдалённое прошлое, подойдут к решению вопроса взвешенно и разумно, с учётом результатов научных исследований, ибо даты, которые будет необходимо установить, должны быть обоснованы важным и значимым подтверждением – законодательным актом, в каком бы отрезке времени не коренилась дата его принятия.

Показателен в этом смысле пример уголовного розыска, где, на наш взгляд, происходили наибольшие преобразования. Уголовный розыск – это, вне сомнений, самая старшая из всех служб ведомства. Аргументом в пользу её очень преклонного возраста служит прежде всего один из самых известных древних памятников права – «Русская правда», свод законов династии Рюриковичей. Напомним, что в древнерусском государстве специальных органов, осуществляющих полицейские функции, не было. Однако «Русская правда» упоминает в связи с выполнением этих функций мечников, метельщиков, ябедников, например. Но данный сборник норм Киевской Руси претендовать на право стать главным источником для отсчёта срока жизни уголовно-сыскной службы не может, потому что, во-первых, ранних списков этого документа не сохранилось. Списки более поздней «Пространной правды», содержавшей нормы уголовного права, уголовных санкций и другие, не имеют точных дат подготовки документов. Апеллировать к датам создания приказов (административных учреждений со специализированными карательными функциями и полномочиями) также не приходится – даты их создания остаются неизвестными исследователю. Не меньше осложняет его работу и система сыска в XVI–XVII веках, хотя нам известно о тогдашней деятельности особых чиновников того времени – сыщиков, которых центральная власть командировала в другие города для поимки и преследования преступников. Не позволяет поставить точку в деле и век XVIII-й. Поразительно, что после передачи функций по осуществлению уголовного сыска учреждённой Петром I полиции в 1729 году в Санкт-Петербурге была создана Розыскная экспедиция, а в Москве в 1730 году вновь вернули к деятельности Сыскной приказ. Важным шагом в развитии сыскной службы стал принятый в 1756 году Сенатом указ «Об определении главных сыщиков для сыску и искоренения воров и разбойников и беглых людей». После создания в 1782 году Управ благочиния к этим органам частично перешли обязанности по уголовному сыску. С учреждением в 1802 году МВД реформы уголовного сыска продолжились. Наиболее заметная из них связана с учреждением 31 декабря 1866 года в Санкт-Петербурге при канцелярии столичного обер-полицмейстера органов сыскной полиции, которую возглавил знаменитый сыщик Иван Путилин. В дальнейшем в органах сыскной службы происходило немало изменений, свидетельствующих об эффективности её деятельности. Однако в связи с неуклонным ростом уголовной преступности и с учётом отсутствия общегосударственной системы уголовно-сыскных аппаратов 6 июля 1908 года Государственной Думой Российской империи при активном взаимодействии Петра Столыпина единогласно был принят закон «Об организации сыскных частей», согласно которому деятельность этих подразделений стала самостоятельной функцией правоохранительных органов. 9 августа 1910 года была издана «Инструкция чинам сыскных отделений», регламентирующая порядок и структуру их деятельности. На какую из этих дат обратит внимание ответственная коллегия при выборе нового для рождения этой службы – ответит время.

Многие более поздние даты создания и ряда других служб ведомства достойны, на наш взгляд, быть избранными для празднования дней рождения в подразделениях Министерства внутренних дел. Между тем не лишне напомнить, что решения о переносе подобных дат не принимаются просто так. Для принятия постановления об учреждении новой даты необходима серьёзная научная экспертиза с подтверждением на право переноса даты от высших академических инстанций. Правовая система Российской Федерации, начавшая строиться с созданием новой российской государственности, предусматривает строгую иерархию правовых актов. И порядок принятия актов Президента в юридической практике тоже проходит свой большой путь и серьёзные процедурные действия.

Как пояснила Ирина Волк, «представленный проект указа согласован в установленном порядке с заинтересованными ведомствами. Проект указа соответствует положениям Договора о Евразийском экономическом союзе, изменение полномочий и прав органов государственной власти, органов местного самоуправления также не предусмотрено. Реализация положений, предусмотренных проектом указа, будет осуществляться МВД России в пределах установленной предельной штатной численности органов внутренних дел Российской Федерации, а также бюджетных ассигнований, предусмотренных Министерству в федеральном бюджете».

Есть большая надежда, что упомянутый указ будет положительно влиять на общественные отношения, а именно – на взаимосвязь и взаимодействие полиции и общества. 

25.09.2016Читать далее