Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Фотоархив|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Формирование толерантности и патриотизма у сотрудников органов внутренних дел

Воспитание в духе патриотизма и толерантности – важная задача морально-психологического обеспечения деятельности ОВД.

Современный мир отличается высокой степенью динамичности, он стремительно развивается, меняется, порождает новые формы социального бытия. Перед обществом встают новые вопросы, от успешного поиска ответов на которые зависит стабильность социальных институтов, уровень благосостояния народа, нередко – здоровье и сама жизнь людей.

Один из таких предельно актуальных вопросов: каким образом и в какой пропорции необходимо сочетать такие фундаментальные ценности, как толерантность и патриотизм? Что нужно сделать для их гармоничного воспитания у подрастающего поколения? В числе прочих социальных институтов этот вопрос адресован и образовательным организациям, включая ведомственные. Вузам системы МВД приходится сегодня решать воспитательные задачи, ранее не стоявшие перед их педагогами в принципе. Проблема может быть рассмотрена и более широко – в рамках организации и проведения морально-психологической подготовки сотрудников органов внутренних дел в целом.

Пытаясь ответить на данный вопрос, мы сталкиваемся с определенным противоречием. С одной стороны, одним из принципов деятельности полиции является беспристрастность. «Закон о полиции» недвусмысленно требует от сотрудника полиции толерантности – он должен действовать беспристрастно, «проявлять уважение к национальным обычаям и традициям граждан, учитывать культурные и иные особенности различных этнических и социальных групп, религиозных организаций» (ст. 7). С другой стороны, эта толерантность, очевидно, имеет свои границы. Формы поведения, которые разрушают сложившиеся в обществе устои, не принимают во внимание вековые (иногда и тысячелетние) традиции народа, его культурные ценности, а тем более ставят под угрозу национальную безопасность, не могут и не должны быть терпимы обществом. Более того, прямая задача органов внутренних дел – всеми законными средствами противостоять такому деструктивному поведению. А для этого жизненно необходимо быть патриотом своей страны и своего народа, четко идентифицировать себя с российским государством и культурой, русским миром вообще.

Рассмотрим элементы обозначенной дилеммы последовательно, чтобы сделать вывод о перспективах их синтеза.

Человечество вынуждено сегодня существовать в условиях растущей социальной нестабильности, углубления экономического кризиса, изменения условий существования личности в социуме, формирования новых параметров ее социализации. На фоне локальных войн и «цветных» революций резко активизируются миграционные потоки. Изменение этнической и конфессиональной карты интенсивно происходит и в Российской Федерации.

В таких условиях проблема толерантности приобретает поистине интернациональный характер. Именно ее решение в перспективе может помочь «развязать узлы» бесчисленных «горячих» и «замороженных» конфликтов. Достижение компромиссов в диалоге конфликтующих сторон невозможно без определенного уровня взаимной терпимости, принятия культурных отличий, отрицания монополии на обладание кем бы то ни было абсолютной истиной.

Каждый народ имеет свое собственное «культурно-историческое лицо», вносит свой вклад в сокровищницу человеческой культуры. Но в то же время культурная дифференциация выступает постоянным источником социальных рисков. Лишь толерантность может стать прочным фундаментом межкультурных, межконфессиональных и иных потенциально конфликтных отношений. В ситуации глобализации она просто не имеет альтернативы. Именно идеи плюрализма и толерантности лежат в основе любого диалога [2; с. 33]. Терпимость к «другому» перестает носить характер исключительно этического требования, она превращается в социально-политический (а отчасти и правовой) императив современного общества.

В то же время мы можем и должны поставить вопрос о границах толерантности. Не следует превращать ее в некий фетиш, игнорируя при этом требования здравого смысла (как это, увы, нередко происходит сегодня на Западе). Отметим также, что принципы демократии, плюрализма и толерантности из краеугольных камней системы ценностей западного социума всё стремительнее трансформируются в принципы инструментальные, используемые избирательно. Их действие ограничивается внутрицивилизационным пространством, практически не применяясь в отношениях западной цивилизации с иными вариантами культурно-исторической организации социума. В оценке последних «правят бал» двойные стандарты.

Всё вышесказанное справедливо и при воспитании толерантности у сотрудников ОВД. Такое воспитание, безусловно, необходимо (тем более в такой многонациональной и поликонфессиональной стране, каковой является Россия). Однако толерантность ни в коей мере не означает всетерпимости и всепрощенчества. Не менее значимо воспитание патриотизма, формирование у защитников правопорядка прочного духовного стержня, непримиримого отношения к негативным сторонам жизни нашего общества.

Духовно-нравственной основой патриотизма гражданина России являются восприятие России как самобытного культурно-цивилизационного пространства, надежда на возрождение ее внешнего могущества и внутренней стабильности, обеспечивающих безопасность личности и общества, любовь к малой и большой Родине. Данная формула может быть дополнена еще одной составляющей: уважение культуры других народов. Это позволяет противостоять поднимающему голову национализму и шовинизму. Сочетать в воспитательном процессе обе названные тенденции – воспитание в духе патриотизма и толерантности – важнейшая задача морально-психологического обеспечения деятельности ОВД.

Однако решить эту задачу весьма и весьма непросто. Проблема поиска собственной идентичности сейчас как никогда актуальна для россиян. На протяжении большей части отечественной истории на первый план выдвигался религиозный маркер идентичности, отливаясь в чеканные формулы «Москва – третий Рим» или «Православие, самодержавие, народность». В советское время принадлежность к «новой исторической общности» – советскому народу – определялось прежде всего через господствующую коммунистическую идеологию, через участие в совместной деятельности по построению «светлого будущего». После распада СССР вопрос о национальной идентичности россиян был на какой-то период практически снят с повестки дня (что, заметим, сказалось на положении дел в стране самым пагубным образом). С одной стороны, провозглашалась необходимость возврата в «мировую цивилизацию», ориентации на «общечеловеческие ценности». На этом фоне «многие утратили представления о своей государственной самоидентификации [1; с. 13]. С другой стороны, в ряде регионов России резко интенсифицировались процессы этнической и религиозной мобилизации населения. При этом соотнесение себя с какой-либо этнической и/или религиозной группой вело к отрицанию общесоветской/общероссийской идентичности, а то и к откровенному сепаратизму.

Пагубность такого варианта идентичности для живущих в России народов, его опасность для страны в целом очевидна. Необходимо формирование новой национальной идентичности, возрождение национальной идеи. Разумеется, речь идет о российской гражданской, политической нации, объединяющей в себе множество различных этнических групп, представляющей собой, по выражению В.А. Тишкова, «нацию наций» [3; с. 174]. Очевидно, что при всей важности традиционных религий ни одна из них, даже православие, не может стать базой для построения новой российской идентичности. Более того, излишнее педалирование на государственном уровне религиозной составляющей может провоцировать межконфессиональные расколы, препятствовать конституированию общенациональной идентичности. То же самое в еще большей степени касается этнического фундамента нашей общей идентичности.

На наш взгляд, прочное отождествление каждого россиянина со своей страной, объединение составляющих наш социум разнообразных элементов невозможно и на основе некоей абстрактной идеи, будь то коммунистическая или либеральная. «Работающая» национальная идея должна быть связана с реальным общенациональным действием, достижением, перспективой, должна (в идеале) связывать прошлое, настоящее и будущее народа, демонстрировать общность исторической судьбы составляющих его индивидов и групп. Было бы полезно взять на вооружение штамп советской пропаганды: «советский народ в едином порыве…». Разумеется, «советский народ» необходимо заменить на «российский», а главное – общие усилия должны быть направлены на достижение реальных общезначимых целей. Очевидными примерами из прошлого являются, например, Победа в Великой Отечественной войне, прорыв в космос. Применительно к настоящему можно говорить об успешно проведенной Олимпиаде в Сочи, о возвращении Крыма в состав России. В будущем можно ориентироваться на успешное противостояние беспрецедентному внешнеполитическому давлению, которому подвергается Россия со стороны Запада, о смене сырьевой модели экономики на инновационную и т.д., главное, чтобы эти цели были близки и понятны подавляющему большинству россиян. Применительно к воспитательной работе в ОВД эти общие цели следует дополнять профессионально окрашенными: реальное снижение уровня преступности, беспощадная борьба с коррупцией, качественное повышение уровня социальной защищенности сотрудников ОВД и т.п.

Огромную роль в формировании национальной идентичности призвана сыграть система образования вообще и эффективная работа вузов системы МВД в особенности. Именно здесь задается та «система координат», в рамках которой формируется представление народа о самом себе, его историческое самосознание. В этой связи заметим, что вызывает недоумение отсутствие в учебных планах ряда специальностей, подготовка по которым осуществляется в полицейских вузах, такой дисциплины, как история. На наш взгляд, ее преподавание будущим специалистам-правоохранителям абсолютно необходимо, количество часов на изучение истории должно быть значительно увеличено.

Подведем итог. Толерантность должна стать одним из основополагающих принципов жизни современного общества. Альтернативы этому просто нет. Социум сегодня стал настолько сложным, фрагментированным, мозаичным, что торжество ксенофобских установок просто-напросто «взорвет» его. При этом распад социума неизбежно будет сопровождаться масштабными конфликтами, кровавым хаосом «войны всех против всех» (что мы и наблюдаем, например, в развернутой форме в современных Сирии, Ливии, Ираке, а в зачаточной форме – и в Европе [1; с. 130–135]). В то же время неприемлемо попустительское отношение к распространению деструктивных идеологий и поведенческих образцов. Противодействие им – важнейшая задача сотрудника органов внутренних дел. Успешно решить эту задачу позволит формирование у него такого важнейшего (как в человеческом, так и в профессиональном плане) качества личности, как патриотизм. А последний не может быть сформирован без постоянного соотнесения и отождествления себя со своей Родиной. Сотрудник ОВД должен знать историю родной страны, ощущать себя ее неотъемлемой частью, чувствовать личную ответственность за будущее России. Только в этом случае его профессиональная деятельность может быть по-настоящему эффективной.


Литература

1. Большова Н.Н. «Пегида» как пример протестных движений, возникших в Европе под влиянием миграционного кризиса // Полис. – 2016. – № 3. – С. 123–137.

2. Меликов И.М., Гезалов А.А. Диалог культур и культура диалога: концептуальные основы // Вопросы философии. – 2014. – № 12. – С. 24–34.

3. Тишков В.А. Единство в многообразии: публикации из журнала «Этнопанорама» 1999–2011 гг. – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2011. – 232 с.

28.11.2016Читать далее