Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Простое сложное дело

В Петропавловске-Камчатском вынесен приговор по громкому делу преступного сообщества наркоторговцев. Организатор получил 13 лет колонии строгого режима. Остальные участники - от пяти с половиной до шести с половиной лет. О том, как удалось «накрыть» крупную сеть распространения запретного зелья на полуострове, рассказывает следователь по особо важным делам СЧ СУ УМВД России по Камчатскому краю майор юстиции Александр Кочетков:

Первый пошёл…

- В 2014 году, когда я ещё работал в ФСКН, мы с оперативными сотрудниками разрабатывали две, казалось бы, независимые друг от друга ветки - по сбыту «синтетики» и так называемой «пыли» - это вид наркотика каннабиноидной группы. В ходе работы стало понятно: два этих звена связывает один человек - некто Поротов. Во время задержания в его квартире обнаружили 100-граммовую плитку гашиша и основу для производства дизайнерского наркотика - синтетического вещества, полученного путём незначительного изменения химической структуры уже известного наркотика. Оно тоже оказывает такой же эффект на потребителя, но его ещё не успели запретить.

Поротов рассказал, у кого покупал изъятую «синтетику» - это был один из членов организованной преступной группы, которую в то время «вели» коллеги из краевого МВД. А вот когда речь зашла о гашише, Поротов, что называется, ушёл в себя, перестал идти на контакт, после чего его поместили в СИЗО. Мне пришлось объяснить человеку, что если он продолжит молчать, то сядет надолго, поскольку будет обвинён в организации сразу двух преступных групп. Предложил ему заключить досудебное соглашение - единственное, которое было во всём деле. Он согласился и рассказал про товарища Кнопова, 46-летнего военного пенсионера. Когда начали по нему работать, стало ясно - будет непросто.

Этот человек хорошо был знаком с методами конспирации, никогда предварительно не договаривался с людьми о встрече. Делал звонок: «Я зайду», вскоре появлялся, передавал наркотик, а взамен ему закамуфлированно переводили деньги через банковские карточки. В зависимости от партий и продаж суммы переводов разнились от 30 до 100 тысяч рублей. Кусок продал, деньги получил, перевод, ещё партия. Ни в одном телефонном разговоре и речи не шло о наркотиках: «Деньги перевёл», «Деньги получил». Заключив с Поротовым «досудебку», мы ходатайствовали о его выпуске из СИЗО. Дело по «синтетике» в отношении него выделили в отдельное производство. Он стал фигурировать как организатор лишь этой группы. А по гашишу стал соучастником.

В ходе оперативно-разыскных мероприятий мы установили, что Кнопов ввозил этот гашиш из Санкт-Петербурга. Наркотик выглядел как плитка шоколада. По нанесённому на него клейму можно было определить принадлежность к стране-производителю. Например, три девятки - это Афганистан. На изъятой плитке читалась надпись Prado. Проверили по базе данных на предмет совпадения и установили: аналогичный гашиш с таким же клеймом изымался в Северной столице.

Тактика наблюдения

Решил не рубить сплеча, а понаблюдать за организатором. Брать его, основываясь только на показаниях, было слишком рискованно. К тому же Кнопов не задерживался долго на полуострове. За несколько дней решал все вопросы и улетал в Санкт-Петербург. Значит, собрать необходимую доказательную базу будет непросто. Но самое главное - хотелось установить и пресечь весь канал поставки зелья на территорию Камчатского края.

Провели оперативно-разыскное мероприятие - Поротов перевёл на банковский счёт Кнопова 100 тысяч рублей якобы за реализацию той самой плитки гашиша, которую мы изъяли. Кнопов ничего не заподозрил и передал ещё одну 70-граммовую плитку. Затем улетел в Питер. Правоохранители из Северной столицы по нашей наводке принялись искать его, пытались выйти на поставщиков. Мы же решили ждать главаря у нас на Камчатке: закрепиться и сосредоточить всё внимание на движениях, происходящих на полуострове.

К этому моменту мы уже знали: под Кноповым, помимо Поротова, существуют ещё два независимых друг от друга звена распространения наркотика. Их мы сразу трогать не стали. Следили, смотрели, слушали, кто с кем знаком и как общается. Изымали наркотик только у потребителей, чтобы не нарушить работу цепочек, находившихся под нашим контролем, - ждали поставки «сверху».

Когда организатор вернулся на полуостров, мы были готовы к его встрече. И вся работа по документированию незаконных действий членов организованной преступной группы, длившаяся на протяжении двух лет, завершилась в считаные дни.

Тёплый «приём»

Кнопов считал себя очень умным человеком, просчитавшим все ходы, и был полностью уверен в своей безнаказанности. Когда он прилетел, участники одной из его веток уже получили приговоры. И он об этом знал. Поротов, с учётом его досудебного соглашения, получил шесть лет реального срока за два уголовных дела, в одном из которых являлся организатором. Это очень хороший исход в его случае.

Так вот, зная всё это, Кнопов прилетает и передаёт в одну ветку 96 граммов гашиша, в другую - 207 граммов. Мы всё это видим, смотрим, как работают распространители, проводим у них закупки и, задокументировав обе цепочки, задерживаем всех, включая товарища Кнопова.

Помимо переданного организатором гашиша, у одного из участников банды наркоторговцев обнаружили в сейфе ещё две таблетки экстази, которыми лидер его однажды угостил.

В дело вступают адвокаты подозреваемых. Они пытаются порушить уголовное дело: «Не было никакого сговора», «Это не моё - мне просто дали подержать», «Я дал показания по принуждению». Однако они даже не догадывались, насколько твёрдо мы за это время встали на ноги.

У самого Кнопова в ходе обыска наркотиков не обнаружили, только телефоны и весы. Несмотря на то что чаша весов была почищена, я отправил их на исследование, попросив полностью разобрать. Внутри эксперт обнаружил остатки гашиша. Кнопов пришёл на допрос с адвокатом и, будучи уверенным, что на весах нет следов, признал тот факт, что они ему принадлежат. Надо было видеть его глаза, когда я показал заключение криминалиста!

Параллельно под давлением собранных доказательств распространители в своих явках с повинной указывали именно на Кнопова. Благодаря всему этому, а также запрошенным сведениям по банковским организациям, аналитике, проделанной по движениям денежных средств, через которые распространители переводили деньги за реализованный товар, причастность Кнопова доказать удалось. Я вменил ему три эпизода по статье «Организация преступного сообщества».

Реальные результаты

К сожалению, не всё, что планировалось, удалось сделать. Несмотря на кажущуюся простоту, было очень тяжело. До сих пор идёт работа по установлению личности поставщика Кнопова.

Как мы его ни «водили», так и не выяснили способ, которым он завозил гашиш на полуостров. Были предположения, что с ним летал так называемый «верблюд» - подставное лицо, перевозившее наркотик в сумке с вещами или продуктами. Возможно, товар поступал через посылки со знакомыми, которые и не предполагали, что на самом деле везут.

Но несмотря на все эти моменты, считаю, мы неплохо поработали. Удалось пресечь крупную сеть распространения, включавшую шесть сбытчиков. Все они получили реальные сроки, а ранее не судимый организатор - суровый приговор. Это значит, что десятки наших специалистов трудились не зря. И на этом мы останавливаться не планируем.

Записал Иван КРАЙНЕВ
Фото автора
Камчатский край
Р.S. Фамилии фигурантов уголовных дел изменены. 

14.09.2017

партнёры