Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Белый дом мог стать красным, если бы не сработала защита МВД России

Четверть века назад Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП) попытался захватить власть в стране.

В истории любого государства есть поворотные точки, которые определяют его развитие на многие годы вперёд. В августе 1991-го Россия прошла такой поворот. Как всё было и какие уроки из прошлого следует извлечь? Своими воспоминаниями и размышлениями с читателями нашей газеты поделился генерал-лейтенант внутренней службы в отставке Андрей ДУНАЕВ, работавший в том переломном году министром внутренних дел РСФСР.

Никто не хотел распада

27 августа Андрею Дунаеву исполнится 77 лет. Сегодня он остаётся единственным представителем когорты министров, сменявших друг друга в 1991 году у руля союзного и республиканского министерств внутренних дел. При разных обстоятельствах, в том числе трагических, ушли из жизни Борис Пуго, Василий Трушин и Виктор Баранников. Всех их Андрей Фёдорович называет достойными людьми, патриотами. Хотя тот же Пуго и обещал «шлёпнуть его первым». Сейчас эти слова грозного руководителя МВД СССР Дунаев вспоминает с улыбкой. Но тогда, конечно, было не до шуток.

В оценке августовских событий до сих пор, четверть века спустя, в нашем обществе нет единства. В создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) одни видят попытку военного путча, другие - последнюю возможность спасти от развала Советский Союз. Но с годами взгляды меняются, противоречия, казавшиеся непреодолимыми, сглаживаются.

- Вначале я думал, что есть люди, которые хотят добра России, и есть те, кто встал на путь своих интересов, добивается власти, чтобы воспользоваться этим в личных целях, - признался Андрей Дунаев. - И вот прошло 25 лет. Анализируя все тонкости тех событий, прихожу к выводу, что и Борис Ельцин, и члены ГКЧП - все пытались найти путь возрождения страны, чтобы мы стали богатыми, сильными, свободными. Но у каждого были свои мысли, своё видение этого пути развития.

По мнению Дунаева, в 1991 году речь не шла о государственном перевороте. Ни один из членов ГКЧП не объявил открыто или в кулуарах, что хочет заменить Михаила Горбачёва на посту президента СССР. Такого заявления не сделал даже Геннадий Янаев, который временно исполнял обязанности главы государства. Никто не хотел распада Союза. Но центробежные силы в 15 республиках, входивших в его состав, было уже не остановить. Правда, всё могло пойти и по худшему, кровавому сценарию.

На связи - вся страна

Мой собеседник убеждён: в том, что в столице не вспыхнула гражданская война, решающую роль сыграли правоохранительные органы, хотя в их рядах тоже наметилось противостояние. Полностью поддерживало ГКЧП руководство МВД СССР, в его штабе планировался захват Белого дома, в котором размещался Верховный Совет РСФСР. Однако народных депутатов взяло под свою защиту республиканское МВД, что и разрушило планы штурма с неизбежными жертвами. Министр внутренних дел РСФСР генерал Баранников лично организовывал охрану здания, расставлял посты. А в самом министерстве неожиданно для самого себя на первый план выдвинулся Дунаев - заместитель министра по кадрам.

- Тогда я уже был в отпуске, - вспоминает Андрей Фёдорович. - Жена уехала с нашими чемоданами на юг, а я не успел. Утром 19 августа услышал в эфире только классическую музыку, напоминающую траурные марши, и сразу поехал на работу, в Газетный переулок. В здании МВД никого из руководства не оказалось, министр вместе с Ельциным был в Белом доме. Мне поручили связаться с регионами, объяснить ситуацию. Звонил весь день, с каждым начальником УВД по всей России переговорил. Настойчиво предложил не поддерживать ГКЧП. Почти везде встретил понимание, только в трёх-четырёх управлениях к моим доводам не прислушались. Руководители милиции Москвы и других крупных гарнизонов заняли правильную позицию: в политику, в отличие от армейских чинов, решили не ввязываться.

В тот же день в республиканское МВД прибыл кремлёвский взвод. Дунаева пригласили пройти в Кремль. Зачем? Этого люди с автоматами ему не объяснили, но дали понять, что в случае отказа применят силу. В ответ он нажал кнопку, вызвал дежурную роту и приказал разоружить непрошеных гостей. Кремлёвцы тут же развернулись и уехали. Кстати, решимость заместителю министра придавала депутатская неприкосновенность. Поскольку Андрей Фёдорович являлся народным избранником, привлечь его к ответственности, арестовать или снять с должности можно было только с согласия Верховного Совета РСФСР.

Как прорывались курсанты

Депутатом Андрей Дунаев был избран в марте 1990 года, когда ещё работал начальником Калининградской специальной средней школы милиции МВД СССР. С коллегами из других школ часто общался. После переезда в столицу эти контакты сохранились, должность замминистра была связана с кадровой подготовкой. Не удивительно, что в критический для защитников Белого дома момент Дунаев подписал приказ об отправке в Москву с оружием и боеприпасами тысячи курсантов учебных заведений МВД. По 200 человек от каждой из пяти школ - орловской, рязанской, брянской, владимирской и вологодской.

- Этот приказ был отдан ещё при действующем министре внутренних дел СССР Пуго, вопреки его указаниям в шифротелеграммах, - говорит Андрей Фёдорович. - Но ГКЧП наши школы не поддержали, выступили на защиту законно избранного президента Российской Федерации Ельцина, которого хотели арестовать.

Безусловно, риск огромный, Дунаев это чётко сознавал. На всех дорогах, ведущих в Москву, были выставлены блокпосты с пулемётами и гранатомётами. В память ветерана МВД врезался такой случай:

- 21 августа, в три часа ночи, мне звонит Владимир Капустянский, начальник орловской школы. Говорит, что не может выполнить приказ, заградотряд не пускает. Спрашиваю: сколько вас - двести? А сколько их - двадцать? Пробивайтесь! И кладу трубку. Сам думаю, убьют хоть одного человека, это будет на моей совести. Потом выяснилось, что некоторые школы пытались блокировать танкетками. Слава Богу, обошлось без крови. Все отряды курсантов к пяти утра прорвались на Краснопресненскую набережную, встали на защиту Дома Советов.

В составе боевой группы

Ещё один ключевой момент в этой истории связан с вызволением президента СССР Михаила Горбачёва из форосского плена и последующим арестом членов ГКЧП. Андрей Дунаев руководил боевой группой МВД РСФСР во время проведения этой операции.

- Первой в Крым вылетела делегация ГКЧП для переговоров с Горбачёвым, - вспоминает подробности Андрей Фёдорович. - Мы отправились следом. За политическую часть операции отвечали вице-президент РСФСР Александр Руцкой и премьер-министр Иван Силаев, ну а я руководил силовой группой, в которую входили офицеры милиции и курсанты рязанской школы. Со стороны военных были попытки воспрепятствовать нашей миссии. В воздухе напрямую шёл разговор пилотов, они решали, сбивать нас или нет. Но мы всё-таки приземлились в Бельбеке и сразу выехали в Форос. Вечером 21 августа оцепление президентской дачи было снято.

Михаил Горбачёв отказался принять членов ГКЧП и дождался российскую делегацию, чтобы вернуться с ней в Москву. На всякий случай в тот же самолёт посадили Владимира Крючкова. Расчёт был простой - председателя КГБ СССР уж точно не собьют. Вторым бортом отправили министра обороны Дмитрия Язова и остальных гэкачепистов. С ними летела боевая группа МВД. В аэропорту Внуково-2 всех заговорщиков взяли под арест. Наступило 22 августа. Это была третья подряд бессонная ночь Андрея Дунаева.

Между прочим, делегация РСФСР направилась в Крым на самолёте руководителя ГКЧП Геннадия Янаева. Но для этого воздушное судно пришлось захватить. Ту-134 уже готовился к взлёту. В непростой ситуации отличился Вячеслав Брычеев, начальник Управления учебных заведений МВД РСФСР. Вместе с курсантами он действовал быстро, напористо. Охранявшие самолёт пять сотрудников КГБ так и не успели применить оружие.

О невыученных уроках

23 августа Виктор Баранников был назначен министром внутренних дел СССР. С этого же дня Дунаев стал исполнять обязанности министра внутренних дел РСФСР. Во главе МВД России он находился до 15 января 1992 года, когда было ликвидировано союзное министерство.

- Мы с Виктором Павловичем Баранниковым работали в хорошей связке, - говорит генерал Дунаев. - Меня угнетало только то, что много времени уходило на совещания при Правительстве. Получалось, что на реальную работу два дня в неделю оставалось. Так и говорил Ельцину: я оперативник, не хочу просиживать в Правительстве. Когда министром внутренних дел России стал Виктор Фёдорович Ерин, меня назначили его первым заместителем, начальником криминальной милиции.

Всего в органах внутренних дел Андрей Дунаев прослужил 36 лет. В октябре 1993 года он вновь встанет на защиту Белого дома. Но в этот раз - не на стороне Ельцина, отдавшего приказ о расстреле российского Парламента.

- К сожалению, уроки августа 1991 года Бориса Николаевича ничему не научили, - вздыхает ветеран. - Решение о вводе колонн бронетехники на улицы Москвы было главной ошибкой ГКЧП. Это привело к трагедии - погибли трое молодых участников сопротивления, которые пытались остановить продвижение БМП. В октябре 1993-го жертв было уже гораздо больше, потому что танки стреляли по Белому дому прямой наводкой. Такого больше не должно повториться.

Об этих горьких уроках генерал-лейтенант внутренней службы Дунаев постоянно напоминает на встречах с молодым поколением полицейских. И с МВД России связи не теряет. Андрей Фёдорович по-прежнему в строю, входит в Российский совет ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск.

Александр РОМЕНСКИЙ
Фото из архива Андрея ДУНАЕВА


Хроника событий

19 августа 1991 года, за день до подписания нового Союзного договора между республиками СССР, утренние телевизионные трансляции открылись неожиданным показом по всем каналам балета «Лебединое озеро».

В 9:00 СМИ передали «заявление советского руководства», гласившее, что «в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачёвым Михаилом Сергеевичем обязанностей президента СССР», в соответствии со статьёй 127.7 Конституции СССР полномочия президента Союза ССР переходят к вице-президенту Геннадию Янаеву, вводится чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев с 4 часов по московскому времени 19 августа 1991 года, а для управления страной образуется Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР).

Ещё ночью внутренние войска и боевая техника заняли узловые точки на магистралях, ведущих к центру Москвы, и окружили район, прилегающий к Кремлю.

Находившийся в это время на отдыхе в Крыму президент СССР Михаил Горбачёв был изолирован на правительственной даче в Форосе. Постановление ГКЧП №1 предписывало приостановить деятельность политических партий, общественных организаций, запрещало проведение митингов, уличных шествий. Постановление № 2 закрыло все печатные издания, за исключением нескольких газет.

В 11:45 несколько десятков танков вплотную приблизились к Дому Верховного Совета и Правительства РСФСР на Краснопресненской набережной (Белому дому).

Именно Белый дом и стал центром сопротивления ГКЧП, возле которого избранный на тот момент президентом РСФСР Борис Ельцин, стоя на танке, зачитал «Обращение к гражданам России», в котором назвал действия путчистов «реакционным, антиконституционным переворотом» и призвал граждан страны «дать достойный ответ и требовать вернуть страну к нормальному конституционному развитию».

Несогласие с путчистами вызвало массовые акции протеста в Москве, Ленинграде и ряде других крупнейших городов страны.

Вечером 19 августа по телевидению была показана пресс-конференция членов ГКЧП. Путчисты заметно нервничали - весь мир обошли кадры трясущихся рук Геннадия Янаева.

За вечер и ночь вокруг Белого дома собрались тысячи граждан - москвичей и жителей других городов, приехавших специально в столицу, из них были сформированы добровольческие отряды защитников для обороны здания от штурма правительственных войск.

Утром 20 августа путчистами было принято решение о введении в Москве комендантского часа.

В ночь на 21 августа в подземном транспортном тоннеле на пересечении Калининского проспекта (ныне - улица Новый Арбат) и Садового кольца, забитом бронетехникой БМП, во время маневрирования погибли трое гражданских лиц: Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский.

В течение трёх дней уже стало ясно, что выступление ГКЧП общество не поддержало. Утром 21 августа начался вывод войск из Москвы, в 11:00 состоялась чрезвычайная сессия Верховного Совета РСФСР, по её итогам премьер-министру РСФСР Ивану Силаеву и вице-президенту РСФСР Александру Руцкому было поручено отправиться к президенту СССР Михаилу Горбачёву и освободить его из изоляции.

Днём позже, 22 августа, на самолёте Ту-134 Михаил Горбачёв с семьёй вернулся в Москву.

Шестеро членов ГКЧП и помогавший им заместитель министра обороны генерал армии Валентин Варенников, а также ряд других деятелей были арестованы. Им было предъявлено обвинение по статье 64 Уголовного кодекса РСФСР (измена Родине). Трое путчистов - член ГКЧП, глава МВД Борис Пуго, Маршал Советского Союза Сергей Ахромеев и управляющий делами ЦК КПСС Николай Кручина - покончили с собой, не дожидаясь бесчестия.

23 февраля 1994 года члены ГКЧП были выпущены из тюрьмы по амнистии, объявленной Государственной Думой.

19.08.2016