Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Во имя высших ценностей

Генерал-майор юстиции в отставке Борис ГАВРИЛОВ, профессор кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации

Внесение в уголовно-процессуальное законодательство многочисленных изменений, не всегда носящих системный характер, поставило перед законодателем и представителями юридической науки задачу выработки концепции его развития. Эксперты авторитетно заявляют: досудебное производство сегодня не способно в полной мере обеспечить реализацию сформулированных в ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) задач, основной из которых является борьба с преступностью процессуальными мерами.

Разработка предложений по совершенствованию процессуального законодательства, регламентирующего досудебное производство, началась ещё в 2013 году и была продолжена в рамках разработки концепции уголовно-правовой политики в России на Парламентских слушаниях в Совете Федерации 20 декабря 2016 года, 29 июня и 13 декабря 2017 года. При этом учитывалось, что деятельность правоохранительных органов осуществляется в условиях осложнения криминогенной обстановки, обусловленной, в том числе, значительным увеличением (с 19,3 миллиона в 2006 году до 30,6 миллиона в 2017 году) количества поступивших обращений граждан и организаций о противоправных, по их мнению, посягательствах на их имущество, здоровье и, соответственно, возрастанием в 2017 году объёма процессуальной деятельности до 8 миллионов процессуальных производств, окончившихся возбуждением лишь 1,73 миллиона уголовных дел и вынесением 6,8 миллиона «отказных» материалов. Для сравнения: в 1992 году при объёме 4,1 миллиона таких производств количество возбуждённых уголовных дел составило 2,8 миллиона, количество «отказных» – всего 1,3 миллиона.

Приведённые цифры доказывают, что в числе неотложных мер требуется внесение изменений в порядок начала производства по поступившему заявлению, сообщению о преступлении, в том числе исключение из УПК РФ ст. 148, предоставляющей правоприменителю право отказывать в возбуждении уголовного дела, что ограничивает конституционное право граждан на доступ к правосудию (ст. 52 Конституции Российской Федерации). Кроме того, ежегодно порядка 20 процентов таких решений прокурорами признаются незаконными или необос­нованными и отменяются. При этом количество возбуждённых уголовных дел после отмены процессуальных решений об отказе в их возбуждении за 20 лет возросло почти в 7 раз (с 32,5 тысячи в 1992 году до 200–210 тысяч в 2015–2016 годах).

В свою очередь, обусловленность начала расследования по сообщению о преступлении вынесением постановления о возбуждении уголовного дела (ст. 146 УПК РФ) также влечёт за собой ограничение доступа граждан к правосудию, о чём объективно свидетельствует сокращение в два раза (с 30,8 процента в 2006 году до 16,8 процента в 2017 году) количества принятых следователем, дознавателем, органом дознания таких решений.

Изложенное позволяет констатировать необходимость изменения порядка начала производства расследования путём исключения процессуальной нормы о возбуждении уголовного дела, хотя существует и противоположная точка зрения о необходимости сохранения данной стадии уголовного процесса. Однако нельзя не принять во внимание, что ни Устав уголовного судопроизводства 1864 года, ни УПК РСФСР 1922 года (в редакции 1923 года) не предусматривали стадии возбуждения уголовного дела. Отсутствует она и в зарубежном процессуальном законодательстве, в том числе и на постсоветском пространстве – в Грузии, Молдове, государствах Балтии, Украине, Казахстане.

Предложения об исключении из УПК РФ стадии возбуждения уголовного дела были включены в Дорожную карту дальнейшего реформирования органов внутренних дел Российской Федерации. В целях её реализации Рабочей группой, созданной распоряжением Министра внутренних дел Российской Федерации генерала полиции Российской Федерации Владимира Колокольцева, разработан проект федерального закона, согласно положениям которого ст. 148 УПК РФ подлежит исключению, а ст. 146 УПК РФ – принципиальному изменению, суть которого в том, что началом расследования является момент регистрации сообщения о преступлении (без вынесения постановления о возбуждении уголовного дела).

Порочность существующей сегодня в УПК РФ процессуальной нормы о возбуждении уголовного дела заключается и в существенных препятствиях при собирании доказательства на первоначальном этапе расследования, в ограничении возможностей использования в доказывании результатов оперативно-разыскной деятельности.

Наряду с архаичностью наличия в УПК РФ стадии возбуждения уголовного дела её существование также ограничивает конституционные права граждан на возмещение причинённого преступлениями ущерба, является нередко причиной нарушения сроков уголовного судопроизводства, а также прав и законных интересов иных участников уголовного процесса.

Существенного изменения требуют и процессуальные правила, регламентирующие непосредственно процедуры расследования уголовного дела. Реализация законодателем предлагаемых нами изменений способна повысить эффективность уголовно-процессуальной деятельности в части обеспечения прав и законных интересов граждан, как участников уголовного процесса, актуальность чего существенно возрастает в условиях оптимизации бюджетного финансирования правоохранительной деятельности в целом.

Среди проблем, требующих неотложного разрешения, следует выделить пересмотр процессуальных сроков расследования. В связи с введением в УПК РФ нормы-принципа о разумном сроке уголовного судопроизводства и исходя из позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 29.03.2016 года № 11 в части разумного срока уголовного судопроизводства в 4 года, представляется необходимым привести в соответствие с указанными правовыми факторами предусмотренный ч. 1 ст. 162 УПК РФ двухмесячный срок предварительного следствия, воспроизводящий аналогичные положения ст. 119 УПК РСФСР 1922 года, несмотря как на существенное усложнение в настоящее время процедур предварительного следствия, так и на многократное увеличение объёма материалов уголовных дел, обусловленных глобальными изменениями преступности за прошедшие годы.

Ещё более сложная ситуация относительно уже деятельности следователя, как участника уголовного процесса, обусловлена «искусственным» сокращением законодателем времени расследования уголовных дел, по которым обвиняемые заключены под стражу. Сегодня в двухмесячный срок содержания обвиняемого под стражей, который УПК предоставляет следователю для расследования дела, входят от 10 до 30 суток для изучения прокурором поступившего к нему уголовного дела и принятия решения о его направлении в суд (ч. 1 и ч. 1.1. ст. 221 УПК РФ), вместо 5 суток по УПК РСФСР, и ещё 14 суток из указанного 2-месячного срока, по сути, «изымаются» у следователя для принятия судом (судьёй) решения в соответствии с ч. 1 ст. 227 УПК РФ. Вследствие чего сроки содержания обвиняемых под стражей в 2015–2016 годах продлевались в каждом втором случае.

Требует пересмотра процессуальный порядок предъявления обвинения. В этой связи следует отметить, что Устав уголовного судопроизводства 1864 года не предусматривал института привлечения лица в качестве обвиняемого. Его потребность на протяжении десятилетий обусловливалась тем, что предъявление обвинения являлось правовым основанием допуска защитника к участию в уголовном деле. Однако сегодня участие защитника в соответствии с нормами Федерального закона от 04.03.2013 № 23-ФЗ предусмотрено с момента начала осуществления процессуальных действий с лицом, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении. Кроме того законодатель в УПК РФ, по сути, нивелировал разницу в правовом статусе подозреваемого и обвиняемого (ст.ст. 46–47 УПК РФ). Следует учитывать и позицию Конституционного суда РФ, изложенную в Постановлении от 16 мая 2007 № 6-П о том, что «пределы судебного разбирательства должны определяться обвинением, сформулированным в обвинительном заключении (обвинительном акте)», что позволяет внести предложение об исключении из УПК РФ института предъявления обвинения. Возможность такого решения обусловлена и практикой расследования в форме дознания без предъявления обвинения и последующего судебного разбирательства более 4,5 миллионов уголовных дел за 15 лет действия УПК РФ.

В значительной мере соблюдение конституционных прав и свобод граждан зависит от качественного осуществления процессуального контроля и прокурорского надзора за ходом расследования уголовных дел. Как положительный момент можно отметить внесение в УПК РФ Федеральным законом от 05.06.2007 года № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации”» изменений в части дифференциации процессуальных полномочий между прокурором и руководителем следственного органа в досудебном производстве, что обеспечило за 10 лет действия данного закона формирование устойчивой динамики улучшения показателей законности. Это выразилось, во-первых, в сокращении за указанный период более чем в 4 раза числа лиц, незаконно, необоснованно привлечённых к уголовной ответственности и оправданных судами по делам, расследованным следователями органов внутренних дел (с 1372 подсудимых в 2006 году до 324 таких лиц в 2016 году), и – по уголовным делам следователей прокуратуры (после 2007 года – следователей Следственного комитета Российской Федерации) с 1885 до 422 подсудимых, а также в снижении общего числа лиц, незаконно, необоснованно содержащихся под стражей, с 1478 в 2006 году до 400 в 2016 году. Во-вторых, повышение уровня прокурорского надзора за качеством следствия способствовало значительному увеличению количества уголовных дел, возвращённых прокурором следственным органам, что, в свою очередь, способствовало снижению удельного веса уголовных дел, возвращённых судом прокурору (фактически для дополнительного расследования) – до 1 процента от общего количества.

Значительная роль в совершенствовании досудебного производства придаётся дифференциации расследования путём включения в УПК РФ «дознания в сокращённой форме». Введённый указанным выше Федеральным законом от 04.03.2013 № 23-ФЗ данный порядок расследования вызвал у правоприменителей и учёных ряд существенных вопросов в связи с его несовершенством и противоречивостью с позиции публичности уголовного процесса. Следствие: в 2015 году окончено (как правило, в срок от 20 до 30 суток) расследованием с направлением в суд всего 60,5 тысячи и в 2016 году – 95 тысяч уголовных дел и в 2017 г. – 120 тысяч, хотя под указанную форму расследования подпадают порядка 250 тысяч преступлений (для сравнения: по УПК РСФСР в суд ежегодно по протокольной форме досудебной подготовки направлялось 300–350 тысяч материалов об уголовно-наказуемых деяниях). Расследование этой категории преступлений, с учётом того, что часть из них перейдёт в уголовные проступки, должно осуществляться по протокольной форме, проект которой разработан в Академии управления МВД России.

Требует внесения в УПК РФ принципиальных изменений и порядок заключения под стражу подозреваемых, обвиняемых, скрывшихся от следствия и объявленных в федеральный розыск, число которых превышает 150 тысяч. С учётом этого предлагается предоставить суду по месту расследования уголовного дела возможность заочного вынесения решения (с участием защитника) о заключении объявленных в федеральный розыск подозреваемых–обвиняемых под стражу, предусмотрев одновременно процессуальный механизм, который предоставляет лицу, объявленному в федеральный розыск и задержанному вне места производства предварительного расследования, в течение 48 часов с момента фактического задержания предстать перед федеральным судьёй ближайшего районного суда, а после доставления к месту производства предварительного расследования – в течение 48 часов предстать перед судом (судьёй), избравшим меру пресечения, для решения вопроса о возможности её сохранения или изменения (подобный порядок действует в Германии, Франции и некоторых других странах).

Изменение порядка досудебного производства назрело давно. Дело – за российским законодателем.

Коллаж Евгения КАРТАШОВА

13.02.2018Читать далее

партнёры