Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Людмила ЗАЙЦЕВА: «Всё проверяется любовью»

В гостях у редакции журнала «Полиция России» народная артистка РСФСР Людмила ЗАЙЦЕВА.

– Людмила Васильевна, правда ли, что в фильм «А зори здесь тихие» вы попали благодаря собственной инициативе?

– Чистая правда. Я знала, что на киностудии имени М.Горького запускается фильм о войне по повести Бориса Васильева, где много женских ролей. Прочла повесть и решила, что обязательно должна попробоваться хоть в массовку. А получила роль сержанта Кирьяновой. У меня есть книга с дарственной подписью Васильева: «Самой нежной Кирьяновой».

– Вы были хорошо знакомы с писателем?

– Он больше общался с режиссёром Станиславом Ростоцким – они оба фронтовики, люди одного поколения. Им было о чём поговорить и что вспомнить. А я – начинающая актриса. К тому же театральная, а тут – ни сцены, ни зрителей. Поначалу было трудно. И сам фильм тяжёлый, почти каждая сцена – потрясение. От Васильева мы, кстати, узнали, что прообразом Сони Гурвич была его жена .

– Если бы встретились с Кирьяновой, она была бы вам по-человечески понятна и интересна?

– Мы семьёй всегда ходили на 9 Мая в парк Горького, где собирались ветераны. И как-то, увидев меня, подошли фронтовички-зенитчицы. «Зори» были для них понятны как история из собственной жизни. Они в Кирьяновой узнавали себя. Да, хлёсткая, грубоватая. А как иначе она должна была вести себя с молодыми девочками? Это армия, война, смерть.

– Чем отличаются современные фильмы о войне от прежних, снятых в основном людьми, пережившими войну, воевавшими?

– Много неправды. Конечно, война была разная. Мой дядя, фронтовик, рассказывал: «Прислали молоденьких солдат, первый бой. Я кричу «В атаку!», а они в ответ «Мама!» – и бегут назад». Совсем как Галя Четвертак в фильме. В нашей съёмочной группе было много фронтовиков – помимо Станислава Ростоцкого, ещё оператор Вячеслав Шумский, костюмер… Страшных историй они никогда не рассказывали. Вспоминали о жизни на войне: четыре года в окопах – это ведь тоже жизнь. «Зори» – негромкая история о крошечном эпизоде войны. И из этих эпизодов сложилась наша Победа. Я люблю этот фильм и всегда смотрю его – уже как зритель. Там есть всё: и девочки замечательные, и Васьков – настоящий народный герой. Фильм очень жёсткий и очень нежный.

– «Здравствуй и прощай» – одна из лучших картин отечественного кино. Неброский, сдержанный фильм о настоящей любви. Роль легко далась?

– Сценарий мне понравился, но я не особо надеялась – очень большой был конкурс на эту роль. И всё-таки утвердили меня. Кстати, в этом фильме состоялся дебют Натальи Гундаревой в роли Надежды. Я рассказала режиссёру Виталию Мельникову о том, что есть идеальная актриса на эту роль, и Наташу утвердили сразу. Это было удивительное время. Снимался фильм в станицах Ростовской области, и всё было настоящим: дом, который арендовали у хозяев вместе с мебелью и утварью; соседи, игравшие самих себя. Меня они так и звали – Шуркой. Режиссура Мельникова особая – камерная, тонкая, с любовью к людям. А какой собрался прекрасный актёрский состав: Витя Павлов, Миша Кононов, Боря Брондуков! И, конечно, Олег Ефремов.

– Не страшно вам, молодой актрисе, было играть с Ефремовым – народным артистом СССР, руководителем МХАТа?

– Поначалу робела. Но я же была в родной стихии! Местный колорит, знакомые с детства народные характеры, природа – всё помогало.

– Чем среди прочих киномилиционеров выделялся герой Ефремова?

– Он в любой роли отличается от других. Не знаю иного артиста с таким громадным актёрским, человеческим, мужским обаянием. И при этом был очень демократичен, не требовал для себя привилегий. По роли он спокойный негромкий, сдержанный человек. Но за этим внешним спокойствием чувствуется сила большого чувства, которая не нуждается в лишних словах и поступках.

– Многие зрители, посмотрев этот фильм, считали, что герой Ефремова предал любимую женщину, отказавшись от неё…

– Он не мог поступить иначе. Наверное, это решение сейчас многим непонятно. Но он, человек долга, чести, считал, что не имеет права разбивать семью и оставлять детей без родного отца. Может показаться, что они ещё будут вместе. Но счастливого конца здесь нет и быть не может. Моя Шура – человек гордый, навязываться не будет. И он тоже принял решение, обдумал его. Такие люди… Мне кажется, что это грустный, но и хороший конец. Порядочность – не всегда счастье, но она должна быть и по её законам должна строиться жизнь. Сейчас, к сожалению, о таком сложном выборе почти не снимается картин. И о такой любви – горькой, настоящей. Мне вообще кажется, что если нет любви– нет истины. Всё проверяется любовью.

– А вы могли бы поставить чувство долга выше прочих чувств?

– Думаю, что да. И знаю многих людей, которые поступили бы так же. Моего экранного мужа играл чудесный актёр и человек Михаил Кононов, у которого было обострённое чувство справедливости. Ранимый, глубоко чувствующий и думающий, он не такой простачок, блаженный, как может показаться по его работам в кино. У него были свои убеждения, которым он следовал до конца жизни. А разве такой фильм мог снять режиссёр, не понимающий природу таких понятий, как нравственность и честь? «Начальник Чукотки», «Старший сын» – эти фильмы Мельникова о простых людях и их непростом выборе сразу и навсегда стали народными.

– Это важно, какой артист или режиссёр человек?

– Да. Наверное, мне везло – все, с кем меня сталкивала судьба, были замечательными людьми и прекрасными артистами. Киносъёмочная площадка – не театр с постоянной труппой, где людей связывают долгие и не всегда добрые отношения. Это работа, которая собирает в одном проекте разных людей. Мы ничего не делим, у каждого своя роль. Режиссёр следит, чтобы никто не перетягивал одеяло на себя. Отснялись – и, может, никогда больше не встретимся. В былые времена актёр и как профессионал, и как человек был на виду, была возможность раскрыться. Сейчас очень много талантливых актёров. Но снимаются, в основном, в сериалах, не отличимых друг от друга. Индивидуальности тесно в таких рамках, а ценится именно индивидуальность. Разве можно, например, спутать Гундареву с Чуриковой? Они и интересны своей непохожестью. Были и сериалы, которые до сих пор интересно смотреть, хотя прошло уже не одно десятилетие.

– Вам довелось поработать с Василием Шукшиным. Вы сыграли эпизод в его картине «Печки-лавочки»…

– Встреча с ним – моё большое счастье. Я и не думала, что он возьмёт меня в свою родню, – предложит сняться в роли его сестры. Появиться у него даже в маленьком эпизоде – удача и огромная ответственность. Снимали среди его односельчан. И они, органично вписавшись в фильм, создавали саму атмосферу картины, её воздух, что для Шукшина было очень важно.

– Были роли, которые вам дались с трудом?

– Ломать себя не приходилось. Я всегда была вольным человеком в выборе ролей.

– А отказываться доводилось?

– Было время, когда снималась сразу в трёх картинах. Ещё на одну меня бы не хватило. Сейчас отказываюсь от каких-то ролей просто потому, что они не вызывают никаких эмоций.

– «Тихий Дон» – один из последних больших проектов, в которых вы были заняты. Чем привлекла вас эта работа?

– Тем и хороша классика, что каждый видит в ней что-то своё. У Сергея Урсуляка – это больше семейная сага. Работа шла непросто. Снимались в декорациях, выстроенных на берегу Дона. Возвращались в санаторий, где нас поселили, только на ночь. А в семь утра – снова работа. Но это были Шолохов и Урсуляк, у которых есть высокая нравственная планка.

– Для вас это важно?

– Конечно. И в выборе роли, и в выборе режиссёра. Вообще, кино, на мой взгляд, должно просвещать и воспитывать. Этой глубокой нравственной основой и ценен каждый фильм из золотой коллекции отечественного кинематографа.

– Как вы относитесь к кинопробам?

– Это – обычное дело в нашей профессии, и я не обижалась, если пробы не прошли. Фильм – это расклад актёров. Важен ансамбль, артисты должны подходить друг к другу. Вот мы с Толей Солоницыным пробовались на главных героев в фильм «Двадцать дней без войны». Пробы были успешные. А потом Герман вдруг решил, что главную роль должен играть Юрий Никулин, а рядом с ним я уже не так гармонично смотрелась. Я так и не узнала, почему режиссёра не устроил наш дуэт, а роль в итоге сыграла Людмила Гурченко. Были ещё пробы – вместе с Андреем Мягковым на роль Нади в «Иронии судьбы». Я не была утверждена, но Рязанов прислал письмо, где поблагодарил за пробы и объяснил причину отказа – по его мнению, я была слишком молода для этой роли.

– Ещё один громкий фильм с вашим участием – «Маленькая Вера». Фильм, любимый многими зрителями…

– Вряд ли любимый. Он просто вызвал фурор, который совпал с серьёзными изменениями в стране. На меня сценарий не произвёл особого впечатления и я поначалу отказалась. Но режиссёр Василий Пичул был настойчив. Роль отца должен был играть другой актёр, но передумал. И приглашение Юрия Назарова стало большой удачей. Коллектив сложился. Этот фильм – пронзительная правда о нашей неустроенной жизни. Да и герои – самые обычные люди, несчастные, но не подлые. Режиссёр не пытался очернить нашу действительность, не хотел шокировать зрителей. Он показал нашу жизнь без прикрас, хотел, чтобы мы посмотрели правде в глаза и попытались стать лучше. Я не осуждаю свою героиню, а сочувствую ей, которой суждено прожить жизнь в серости и безысходности.

Пересматривая отечественную киноклассику, я жалею о том, что сейчас нет на экране сильных духом женщин-личностей, которых можно было бы назвать не персонажами, а героинями фильмов. Но, наверное, для этого ещё не пришло время.

Беседу вела Нина СКУРАТОВА
Фото из личного архива Людмилы ЗАЙЦЕВОЙ


Визитная карточка

Родилась 21 ноября 1946 года на хуторе Восточном Краснодарского края.

Окончила Театральное училище имени Б. Щукина (1970).

С 1976 года – актриса Театра-студии киноактёра. В кино дебютировала в 1967 году в эпизодической роли в мелодраме Андрона Кончаловского «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж». Всего снялась более чем в 50 фильмах.

Первой главной ролью стала роль матери троих детей, в которую влюблён сельский участковый (фильм «Здравствуй и прощай» (1972) режиссёра Виталия Мельникова).

Большой успех актрисе принесла роль помощника командира взвода сержанта Кирьяновой в военной драме Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие» (1972) по повести писателя-фронтовика Бориса Васильева.

Лауреат Всесоюзного кинофестиваля в номинации «Премии за актёрскую работу» (1977); заслуженная артистка РСФСР (1980); лауреат Государственной премии СССР (1983); лауреат серебряной медали имени А. Довженко (1986); народная артистка РСФСР (1989).

14.05.2019