Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Зоя Кудря: «Каждый сценарий – как ребёнок»

В гостях у журнала «Полиция России» известный сценарист Зоя КУДРЯ.

Визитная карточка

Зоя Анатольевна КУДРЯ родилась 8 января 1953 года в Туле. После окончания средней школы уехала в Москву поступать в институт.

Окончила факультет журналистики МГУ. По распределению работала корреспондентом редакции газеты «Комсомолец Туркменистана» в Ашхабаде.

По возвращении в Москву закончила Высшие курсы сценаристов и режиссёров. Своим учителем по написанию киносценариев считает известного кинодраматурга Валерия Семёновича Фрида.

Является автором и соавтором сценариев почти к 30 фильмам. Среди наиболее известных работ – сценарии к фильмам «Граница. Таёжный роман» (2000), «Курсанты» (2004), «Ликвидация» (2007), «Адмирал» (2008), «Старшая жена» (2008), «Голоса» (2010), «Мосгаз» (2012), «Палач» (2014).

Член Союза кинематографистов России. Руководитель мастерской сценарно-киноведческого факультета ВГИКа, доцент.

Один из учредителей Фонда поддержки и развития творческих киноинноваций «КИТ» (кино, Интернет, телевидение).

Лауреат Государственной премии Российской Федерации (2001).

Лауреат российской национальной телевизионной премии «ТЭФИ 2001» в номинации «Лучший сценарий» за сценарий к телевизионному многосерийному художественному фильму «Граница. Таёжный роман» (в соавторстве с Александром Миттой).

Лауреат первой премии ФСБ России в номинации «Кино- и телефильмы» за сценарий к телевизионному многосерийному художественному фильму «Ликвидация».

Трудно было представить, что кому-то удастся повторить фантастический успех фильма «Место встречи изменить нельзя». Однако спустя почти четверть века это случилось, и на этот раз вся страна неотрывно следила за развитием сюжета 14-серийной киноленты «Ликвидация». Автором сценария этого невероятного по энергетике фильма была Зоя Кудря. Фильм «Хомо Новус», снятый по её дебютному сценарию, получил более десятка международных призов. «Адмирал», «Охота на изюбря», «Курсанты», «Граница. Таёжный роман» (в соавторстве с Александром Миттой)… Уже этих названий достаточно, чтобы не говорить пренебрежительно о сериалах, которые в руках мастера могут стать явлением, не ругаемым и критиками, и зрителями ТВ.

«Природа наградила вас даром видеть прекрасное. Отличать истинное от ложного» – это цитата из выступления Президента России Владимира Путина на церемонии вручения премий в области литературы и искусства в 2002 году. Среди лауреатов были и вы. Отличить истинное от ложного… Всегда ли это возможно? И главное – что с этим знанием делать?

– Это знание даётся потом и кровью. Не всем и не всегда. А в жизни обрести это знание куда сложнее, чем в искусстве. Кино может заставить человека и ужаснуться, и дать надежду. Впереди обязательно должен быть свет. Без этого и писать не стоит, да и жить невыносимо.

– Вы всегда ставите себе такую задачу?

– Критики моих последних фильмов «уличали» меня в том, что я вызываю сочувствие к преступнику. А это всепрощение всегда было и есть в нашей русской душе. Всепрощение просто невероятное. Мы можем быть предельно жестокими и убить за 3 копейки. А можем и простить за убийство. Вообще в последнее время стёрлась грань в понимании «что такое “хорошо” и что такое “плохо”». В диких количествах показывают насилие на экране и ничем не оправданную, неосмысленную жестокость. Надо душевно прозреть, чтобы и судить, и прощать.

– Для одних современное телевидение – развлечение, для других – бизнес, который должен приносить доход. А доход чаще всего приносит то, что особенно задевает – кровь, насилие, зло. Часто совмещают, по Горину, аресты и торжества. Получается, не такое уж наше ТВ безвредное развлечение…

– Телевидение сейчас вообще «наше всё». В кино ходят единицы, а телевизор есть в каждой семье. И это самое доступное средство для получения информации. Ток-шоу смотрят далеко не все – надоело. Театр – для знатоков и ценителей. Кинофильмы, кто хотел, уже увидел на дисках или в Интернете. Что остаётся? Правильно, сериалы. И что меня поражает: вкус у зрителей ещё остался. Я это вижу, когда читаю ссылки и блоги в Сети. Людям становится не интересна халтура. Объелись.

– «Утверждаете высокие нравственные принципы» – ещё одна цитата из выступления Президента. А у нас сейчас есть основа, на которой можно эти принципы утверждать? Вместе с советской эпохой ушли советские идеалы, а нынешнее время не дало новых…

– Телевидение уж точно высоких идеалов не формирует. И это грустно. Взрослые люди всё понимают. А молодёжи невдомёк, что настоящие ценности – не деньги и карьера, а те самые базовые общечеловеческие ценности, на которых стоит мир: любовь, дружба, самопожертвование, сочувствие. Телевидение учит одному: деньги решают всё и заменяют всё. А ведь ещё совсем недавно в приличном обществе было зазорным говорить о деньгах. Нет-нет да и задумаешься о пользе цензуры.

– Как раньше?

– Раньше одним из цензоров были худсоветы. Я сама проходила через них. К счастью, особенного передела моих сценариев цензоры не требовали, разве что изменить сцену, доработать образы… И ещё было одно существенное ограничительное обстоятельство: фильмы снимались на государственные деньги, и государство имело право диктовать свои условия. Поэтому и возникает совершенно естественный вопрос: если сейчас государство даёт деньги на кинопроцесс, то почему режиссёры считают, что могут поступиться интересами заказчика? И почему им это прощается?

– Что может быть проще? Заключить договор, где будут прописаны все нюансы…

– Кто спорит! Но государство сейчас просто так раздаёт деньги неизвестно на что. Доводилось читать такие сценарии, что просто диву даёшься: как такое вообще можно писать, не говоря уже о том, чтобы это снимать. Создаётся впечатление, что государству просто не нужна качественная кинопродукция. За чиновничьей трескотнёй «о высоком» ничего же не стоит. Сколько раз я предлагала сценарии о врачах, об учителях. Давайте будем поднимать престиж и восстанавливать общественную значимость рабочих профессий. Согласна: раньше с этим был перебор. Но почему бы не снять такой вот патриотический фильм и не рассказать, чем сейчас живёт рабочий человек? Разве у нас никого нет, кроме полицейских, олигархов и бандитов?

– Фильм «Курсанты», снятый по вашему сценарию, вошёл в четвёрку лучших сериалов мира. Что разглядели в нём иностранцы?

– Я так люблю этот фильм, этот сценарий! Когда Валера Тодоровский попросил меня написать сценарий, я просто испугалась: как я могу «вжиться» в 17-летних мальчиков?! А по-другому никак не напишешь. Я полюбила их как мать, которая отправляет своих детей на войну и уже знает, что все они погибнут. Когда я впервые попала на съёмочную площадку и увидела актёров, которые играют курсантов, мгновенно угадала – кто из них кто. Наверное, это душевное волнение, с которым я писала сценарий, и трогательное сочувствие к ребятам, положившим свои коротенькие жизни за Родину, передалось всей съёмочной группе. Получилось честное кино о войне, хотя самой войны там нет.

– Похоже, честность – главное качество сценариста?

– Одно из главных – безусловно. Будешь юлить со зрителями – не зацепишь за душу. Выйдет проходной фильм, который забудут, едва пойдут финальные титры. Каждый сценарий как ребёнок: с ним живёшь, в него вкладываешь душу, растишь его, тратишь нервы. Когда писала сценарий «Охоты на изюбря», хотелось, чтобы получилась не криминальная сага, а история про людей. И чтобы не банальный триллер, а понятный рассказ о том, как мы делаем выбор. Было приятно, что этой идеей загорелся и режиссёр. В итоге и фильм получился. Когда на Первом канале показали первые две серии, на ТВ приехали из Администрации Президента, забрали всё. Я подумала – закрыли: там же было много политики. Потом выяснилось, что взяли посмотреть сразу все серии, чтобы не дробить по частям.

И что вас, женщину, тянет на суровые мужские темы? Не хочется взяться за мелодраму?

– Сейчас для второго канала пишу сценарий «Челночница». Поставим нашим дамам памятник – ведь это же они в 90-е вытащили страну, когда мужчины опустили руки! Думаю, многие наши современницы узнают себя. Пишется легко, не то что «Адмирал».

– Наверное, это очень непросто – писать о реальном человеке. Но фильм, на ваш взгляд, получился? Вы увидели именно то, о чём хотели рассказать?

– Кинолента удалась, хотя мне кажется, что Колчак – не типаж Хабенского. Реальный адмирал был более жёстким максималистом. На эту роль «сватался» Домогаров. Он всё подчинил этой роли, просто вжился в неё. Саша вообще совсем не такой, каким его представляют многие. Он серьёзный, большой актёр. И роль Колчака могла бы стать его лучшей ролью.

– Ещё совсем недавно Колчак считался предателем, о нём говорили или вскользь, или никак. Но, без сомнения, он был героем своего времени. Кто он для вас?

– Когда я только начинала знакомится с историческими документами, моим героем он точно не был. Исторической личностью, патриотом – безусловно. Море и война – вот две вещи, которые его интересовали и в которых он был профессионалом. Для него Россия была превыше всего. Он был фанатично предан ей. Легко представить, что чувствовал офицер до мозга костей, когда к нему в каюту ввалилась «братва» и объявила, что он – никто, а они – всё. Он бился за свою Россию до последнего. Когда я в конце концов «расстреляла» Колчака, просто расплакалась, как будто погиб близкий мне человек.

– Во все времена людям необходимы герои. И они были. А сейчас?

– Потребность в символах, героях есть. И герои есть. Да только говорим мы не о них.

– Нет ли в том некоего лукавства, когда власти предержащие говорят о том, что необходимо воспитывать патриотизм, а ТВ являет миру совсем иные образцы?

– За два часа на ТВ можно сделать передачи о людях, совершающих реальные героические поступки. И эти передачи будут смотреть. Мне, например, недавно по электронной почте пришло письмо с предложением сделать хорошую передачу о сотрудниках полиции. С другой стороны, мне категорически не нравится «Глухарь». Как можно показывать такую полицию? Зачем она мне такая?

– А какая нужна?

– Знаете, как снимают американцы фильмы о своей полиции? Принцип прост – наша полиция лучше всех, но есть один предатель, которого мы обязательно найдём и накажем. И так всегда. А у нас ровно наоборот. Вот я иногда смотрю сериал и пытаюсь определить, кто крот. А оказывается, он не один, а их целый «коллектив». Зачем? И ведь всё это откладывается в мозгах. У зрителей создаётся ощущение беззащитности и появляется чувство недоверия к полиции. С Глухарём я не хотела бы встретиться в жизни. Обидно, когда такие фильмы снимают талантливые люди. Для зрителей, на мой взгляд, не нужна подробная история о внутриполицейской жизни: кто кого подставляет, кто кому даёт взятки, кто с кем изменяет. Нельзя добиться уважения к полиции, показывая всю подноготную их работы. Это ведь художественное произведение, а не документальное расследование. Если цель кинематографистов – привить уважение к стражам порядка, то детальным показом изнанки их жизни этого точно нельзя добиться.

В детстве я всегда знала, что есть милиция и она обязательно поможет. Уверена, что и сейчас в основной своей массе полицейские – замечательные люди и профессионалы. Ну так и показывайте их такими – вежливыми, подтянутыми, доброжелательными, честными, решающими проблемы не кулаками и оружием, а Законом.

– Едва ли кто-нибудь проводил подобное исследование, но наверняка после просмотра «Ликвидации» многие молодые люди решили надеть погоны сотрудников полиции. Хотя и главные, и не главные герои этой саги – далеко не идеальны. Так почему им вериться и хочется походить на них?

– Есть в них крепкий человеческий стержень. Как определить, настоящий это мужик или нет? Женщины должны смотреть и думать – хочу, чтобы у меня был такой муж. А мужчины – хочу, чтобы у меня был такой друг. Очень простая формула.

– Герои «Ликвидации» – собирательные образы? Или вы были знакомы с людьми этой профессии? Ведь это совершенно живые люди!

– Началось всё с задумки продюсеров: в Одессу приезжает Жуков и истребляет бандитов. Я подумала: Жуков – боевой генерал, не по чину ему ловить жуликов и убийц по подвалам. И тогда я нашла исторический материал о том, что во Львове готовилось в 1946 году восстание против советской власти, а через одесский порт можно было бы доставлять преступникам оружие. А восстание и оружие – это уже масштаб Жукова. И началась… шахматная партия. Расставила героев по клеточкам, у каждого – свой ход. Вот партия и сложилась. Интересно, что Гоцман и Академик вначале были условными именами главных героев. Думала, что потом назову их иначе. Но так всё и осталось.

– В фильме три любовных истории, но сама любовь по нынешним меркам показана невероятно целомудренно…

– А мы забыли, что настоящая любовь и есть такая – целомудренная, не напоказ, очень личная. Постельный процесс – это сейчас искусственный заменитель нормального чувства. В том мастерство режиссёра и актёров – показать сильное чувство не в лоб, а деталями, штрихами, нюансами.

– Многие режиссёры задавались целью повторить успех «Ликвидации». Но не вышло. Почему?

– Здесь сошлось многое. Например, мой кураж. Представьте, какая-то кинокомпания со смешным названием «Дед Мороз» заказывает мне детективный сценарий – ни много  ни мало – о Жукове. На тот момент я была связана обязательствами с Первым каналом и не могла работать «на сторону». Поэтому с абсолютной безответственностью начала писать просто для интереса. Я была свободна: нет редакторов, продюсеров. Всё можно! И это настроение счастья и свободы передалось режиссёру. Сложилось всё. Я сочинила весь сюжет за одну ночь! Заказ был на 8 серий, а событий накопилось куда как больше. Вот и вышло 14.

– Знаю, что вы категорически против ремейков…

– Делать новый вариант на успехе и славе прежней ленты – это абсурд. Но объяснить это можно: с оригинальными идеями везде плохо. Идеи – это самое дорогое в кинопроцессе. И в нашем, и в зарубежном.

– Многие хорошие режиссёры ушли в сериалы. Это объективный процесс?

– Думаю, да. Сериалы, если они профессионально сняты, ни в чём не уступают полному метру. Бывают истории простенькие, но рейтинги заоблачные. Люди соскучились по простым, понятным всем чувствам и историям. Зрители способны на сильные эмоции, весь фокус в том, чтобы это из них выудить.

– Когда писали сценарий «Ликвидации», надеялись на такой оглушительный успех? Вы вообще просчитываете удачу?

– Никогда. Моё дело – сценарий. Это всего-навсего слова. А жизнь в него вдыхает режиссёр, оператор, актёры – целый творческий коллектив. Вот тут как повезёт. Выбор продюсера – это единственная роскошь, которую я могу себе позволить. А вообще-то дотошные американцы подсчитали, что 50 процентов успеха фильма приходится именно на сценарий и всего 20 – на режиссуру. Так что никто не поспорит, что в начале всё-таки было слово.

– Актёры говорят, что они самые зависимые люди в кинопроцессе. А сценаристы?

– Вот они-то и есть самые зависимые – от всего. Написал сценарий, передал все права на своё творение продюсеру, а  дальше оно живёт своей жизнью. Полное бесправие.

– К чему вы не прикасаетесь, все ждёт удача. Это – судьба?

– Это труд. И правильно выбранное дело.

– Коллеги не завидуют?

– Не интересовалась. Но, конечно, признание сценаристов – главная награда. Поэтому самый ценный мой приз – грамота от Гильдии сценаристов.

Беседу вела Нина СКУРАТОВА
Фото автора и из личного архива Зои КУДРИ

11.06.2015