Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Правовые вопросы участия граждан в охране общественного порядка

Выступая недавно на расширенном заседании коллегии Министерства внутренних дел Российской Федерации, где были подведены итоги работы МВД за прошлый год и определены задачи на будущее, Президент России Владимир Путин, в частности, сказал, что для обеспечения безопасности граждан в общественных местах надо в полной мере использовать помощь общественности. «Законодательная основа для этого сформирована, и уже сейчас полиции помогают нести службу около 200 тысяч народных дружинников и казаков», – подчеркнул глава государства.

Действительно, два года назад вступил в силу Федеральный закон от 2 апреля 2014 года № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка». Очевидно, что это было необходимо, поскольку статьей 49 принятого в 1995 году Федерального закона № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» были признаны утратившими силу все ранее действовавшие нормативные правовые акты об имевшихся на тот момент формах участия граждан в охране общественного порядка – народных дружинах, общественных пунктах охраны порядка, советах по профилактике правонарушений и другие. В то же время опыт деятельности правоохранительных органов в нашей стране, практика крупнейших демократических стран мира показывает, что без широкой поддержки законопослушного населения, его активного содействия одним правоохранительным органам невозможно эффективно бороться с преступностью, обеспечить надлежащий уровень общественной безопасности и правопорядка.

Многие общественные формирования, в частности народные дружины, несмотря на отсутствие федерального законодательства, продолжали существовать и эффективно действовать на основе законов и нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, органов местного само­управления.

Отсутствие федерального закона не давало возможности определить единые по всей стране требования к организационно-правовым формам, порядку создания и организации деятельности общественных формирований правоохранительной направленности, прежде всего, самой массовой и активной их формы – народных дружин, их взаимодействия с государственными и правоохранительными органами. На федеральном уровне было необходимо установить правовой статус народного дружинника, гарантии его правовой защиты, меры стимулирования и социальные компенсации в связи с участием в охране общественного порядка.

Федеральный закон определил организационно-правовую форму народных дружин как общественных объединений, установил правовой статус народного дружинника – его обязанности, права и ответственность в связи с участием в охране общественного порядка, установил административно-правовую ответственность граждан за противодействие законной дея­тельности народного дружинника. Кроме того, субъектам Российской Федерации, в том числе городам федерального значения Москве и Санкт-Петербургу, предоставлено право своим законодательным актом определять территорию деятельности, структуру народных дружин, создавать органы управления (координирующие органы) – штабы народных дружин, выделять бюджетные средства на их материально-техническое обеспечение, устанавливать дополнительные меры социальной защиты и материального стимулирования дружинников.

Вместе с тем, по нашему мнению, необходимо обратить внимание на несовершенство отдельных норм закона, порождаемые ими проблемы правовой неопределенности, некоторые оставшиеся не­урегулированными аспекты участия граждан в охране общественного порядка.

Опираясь на опыт деятельности Московской городской народной дружины, постараюсь дать комментарии к отдельным, с нашей точки зрения, наиболее сложным нормам принятого Федерального закона, предложить пути их реализации в правоприменительной практике, а также дальнейшего совершенствования закона через законодательно принимаемые изменения и дополнения.

1. Определяя в ст. 2, 8–11 различные формы индивидуального и коллективного участия граждан в охране общественного порядка, законодатель в полном объеме не уточнил, в каких именно конкретных формах могут быть допущены к этой деятельности те или иные формирования.

Так, в соответствии с п. 2 и 3 ч. 1 ст. 8, любой гражданин Российской Федерации может «участвовать в мероприятиях по охране общественного порядка по приглашению органов внутренних дел (полиции) и иных правоохранительных органов», а в охране общественного порядка «при проведении спортивных, культурно-зрелищных и иных массовых мероприятий» – даже «по приглашению их организаторов».

Ч. 2, 3, 7 ст. 11 такие же права по участию в охране общественного порядка предоставлены общественным объединениям правоохранительной направленности. Эти положения могут вызвать недоумение, поскольку, в соответствии с определением ч. 4 ст. 2 Федерального закона, такие общественные объединения не имеют фиксированного членства, то есть для реализации этой функции они фактически могут привлекать не прошедших какого-либо отбора и подготовки людей «с улицы». Мы считаем, что такая практика очень опасна!

По нашему мнению, право активного участия во взаимодействии с полицией в мероприятиях по охране общественного порядка, пресечению правонарушений, обеспечению общественной без­опасности на массовых мероприятиях может быть предоставлено только формированиям граждан, для которых Федеральным законом установлен особый правовой статус, повышенная ответственность, необходимость прохождения обучения, специальные ограничения на членство и дисциплинарные требования – народным дружинам и внештатным сотрудникам полиции. Все другие общественные формирования и отдельные граждане могут участвовать только в информировании полиции о готовящихся, совершенных или совершаемых правонарушениях, правовой пропаганде и воспитательной профилактической работе с отдельными категориями населения.

2. Ст. 12 Федерального закона предусмотрено создание народных дружин в организационно-правовой форме общественной организации – общественного объединения с фиксированным членством в соответствии с нормами Федерального закона от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (далее – Федеральный закон «Об общественных объединениях»).

Правоохранительная деятельность является одной из важнейших государственных функций и должна вестись под непосредственным руководством и строжайшим контролем со стороны государственных, в частности, правоохранительных органов.

В соответствии с п. «е» ч. 1 ст. 114 Конституции Российской Федерации, функции обеспечения законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью возложены на Правительство Российской Федерации и федеральные органы исполнительной власти, прежде всего Министерство внутренних дел. Граждане и их объединения, в том числе народные дружины, могут лишь оказывать в этой сфере содействие государственным органам и органам местного самоуправления.

Однако ряд норм Федерального закона «Об общественных объединениях» существенно ограничивает государственное влияние на их деятельность. В частности, ст. 3 упомянутого Федерального закона гласит: «Граждане имеют право создавать по своему выбору общественные объединения без предварительного разрешения органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также право вступать в такие общественные объединения на условиях соблюдения норм их уставов».

Ст. 15 Федерального закона «Об общественных объединениях» устанавливается, что общественные объединения свободны в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов своей деятельности.

В соответствии со ст. 17 ФЗ «Об общественных объединениях» не допускается какое-либо вмешательство государства в их деятельность, а ст. 19 содержит прямой запрет на учреждение общественных объединений органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Таким образом, применение для правовой регламентации народных дружин нормы ст. 12 рассматриваемого нами Федерального закона № 44-ФЗ совместно с общими нормами Федерального закона «Об общественных объединениях» не предусматривает эффективных механизмов осуществления уполномоченными государственными органами и органами местного самоуправления руководства и контроля за деятельностью граждан и их объединений в сфере охраны общественного порядка, в частности народных дружин.

В соответствии с Федеральным законом установлен практически «заявительный» порядок создания народных дружин: органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления отстранены от принятия решений по вопросам создания народных дружин и руководства их деятельностью.

Органы МВД лишь осуществляют ведение регионального реестра народных дружин и общественных объединений правоохранительной направленности, а также формальный контроль за ними, поскольку оснований и механизма прекращения их деятельности и исключения из реестра в случаях грубого нарушения законодательства законом не предусмотрено.

Вместе с тем, в Федеральном законе «Об общественных объединениях» содержится норма ст. 51, которая позволяет успешно разрешить отмеченные противоречия, если определить организационно-правовую форму народных дружин как государственно-общественных объединений, т.е. общественных объединений особого рода, созданных и осуществляющих свою деятельность при участии государства. По этому пути, не противоречащему, а уточняющему Федеральный закон, пошел московский законодатель.

В столице правовое регулирование деятельности Московской городской народной дружины осуществляет Закон города Москвы от 26 июня 2002 года № 36 «О Московской городской народной дружине» с изменениями, принятыми Законом города Москвы от 7 октября 2015 года № 57. Действующим городским законом определены создание и деятельность на всей территории города Москвы единой Московской городской народной дружины в предусмотренной ст. 51 Федерального закона «Об общественных объединениях» организационно-правовой форме государственно-общественного объединения. Возможность создания единой Московской городской народной дружины, действующей на всей территории города, прямо предусмотрена ч. 2 ст. 12 Федерального закона.

23-летняя практика деятельности Московской городской народной дружины показывает, что такая организационно-правовая форма позволяет обеспечить эффективную организацию и государственное управление деятельностью граждан по охране общественного порядка со стороны определенных Конституцией субъектов этой деятельности – органов исполнительной власти и правоохранительных органов. В соответствии со ст. 13 Федерального закона, Законом города Москвы № 36 предусмотрено создание координирующего органа – Московского городского штаба народной дружины, в организационно-правовой форме государственного казенного учреждения, создаваемого Правительством Москвы. Это учреждение, помимо функций управления и координации деятельности дружины с государственными и правоохранительными органами, осуществляет предусмотренные законодательством государственные функции по организации приема граждан в народную дружину и учету дружинников, обеспечения установленных законом социальных гарантий с соблюдением требований законодательства «О персональных данных».

И что очень важно, эта форма эффективна для обеспечения приобретения и содержания необходимого для деятельности дружины имущества, получения бюджетного финансирования и материально-технического обес­печения деятельности дружины в соответствии с требованиями Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Закон города Москвы от 26 июня 2002 года № 36 «О Московской городской народной дружине» был проанализирован на предмет соответствия требованиям Федерального закона специалистами Главного управления Министерства юстиции по городу Москве, правовых управлений Московской городской Думы и Правительства Москвы. Никаких существенных несоответствий и противоречий федеральному законодательству в нормах городского закона выявлено не было, отдельные уточнения внесены упомянутым уже Законом города Москвы от 7 октября 2015 года № 57.

И тем не менее, когда встал вопрос о подготовке во исполнение федерального и городского законов новой редакции нормативных правовых актов Правительства Москвы, в частности Положения о Московской городской народной дружине, мы столкнулись с серьезными затруднениями. Некоторые нормы Федерального закона установлены слишком жестко и императивно, некоторыми оторванными от практической деятельности юристами-теоретиками закон понимается слишком буквально, а его буквальная реализация, как показывают приведенные мной доводы, ведет к ослаблению роли государства в руководстве народными дружинами, невозможности бюджетного финансирования дружин и содержания профессионального аппарата управления их деятельностью, что в конечном итоге приводит к неспособности таких дружин выполнять стоящие перед ними задачи.

Мы провели анализ принятых во исполнение Федерального закона № 44-ФЗ законодательных актов субъектов Российской Федерации. Выяснилось, что, несмотря на их наименования «Об участии граждан в охране общественного порядка», «Об отдельных вопросах участия граждан в охране общественного порядка» и т.п., подавляющее большинство этих законов регламентируют деятельность исключительно народных дружин, устанавливают правовые и социальные гарантии дружинников. Это неудивительно. Из всех имеющихся форм участия граждан в охране общественного порядка только народные дружины как самая массовая, организованная и эффективная форма нуждается в специальной правовой регламентации.

3. По нашему мнению, следует ужесточить требования к гражданам, принимаемым в народную дружину.

Так, согласно п. 8 ч. 2 ст. 14 Федерального закона в народную дружину не могут быть приняты граждане, «подвергнутые неоднократно в течение года, предшествующему дню принятия в народную дружину, в судебном порядке административному наказанию за совершенные административные правонарушения». Однако, как свидетельствует административная практика, административное наказание за нарушение антиалкогольного законодательства и даже за мелкое хулиганство зачастую налагается решением начальника органа внутренних дел. Таким образом, гражданин, систематически нарушающий антиалкогольное законодательство, в соответствии с Федеральным законом, может вступить в народную дружину, если административные взыскания не были наложены на него судом.

Отсутствует в Федеральном законе и норма о необходимости постоянной или временной на длительный срок регистрации гражданина по месту жительства в регионе деятельности дружины, что, на наш взгляд, неправильно.

4. Нормы ст. 19 Федерального закона, устанавливающей общие условия и пределы применения народными дружинниками физической силы, существенно ограничивают права народных дружинников по сравнению с правами обычных граждан на применение физической силы в состоянии необходимой обороны и при задержании лица, совершившего преступление, предусмотренными ст. 37 и 38 УК РФ. Кроме того, установленный ч. 7 ст. 19 запрет на применение физической силы в отношении отдельных категорий граждан следовало бы дополнить словами «с причинением вреда здоровью», в противном случае практически любые действия народного дружинника по административному принуждению правонарушителя (задержание, конвоирование), в том числе в рамках помощи сотруднику полиции, могут рассматриваться как нарушение закона.

5. Законом не предоставлено право народным дружинникам самим (в отсутствие сотрудника правоохранительных органов) осуществлять действия по пресечению преступлений и административных правонарушений, доставлению правонарушителей в правоохранительные органы, с применением в необходимых случаях физической силы, в том числе и к лицам, совершившим административные правонарушения (но без причинения вреда здоровью). Это особенно существенно в условиях реформирования полиции, когда даже в Москве и других крупных городах существенно сокращены подразделения патрульно-постовой службы полиции, а в сельской местности вообще на несколько населенных пунктов в ряде случаев полиция представлена только одним участковым уполномоченным.

Кроме того, в соответствии с нормами закона дружинник наделяется определенными правами и полномочиями только «при участии в охране общественного порядка» (т.е. на дежурстве). В ситуации, когда он сталкивается с очевидным нарушением общественного порядка вне пределов своего дежурства, он имеет правовой статус обычного гражданина и не вправе, например, потребовать прекращения правонарушения, принять меры к доставлению правонарушителя в органы полиции. Более того, в случае неповиновения законному требованию народного дружинника правонарушитель не будет нести предусмотренной законом повышенной ответственности.

6. По нашему мнению, в существенном развитии, дополнении и конкретизации нуждаются нормы ст. 21 «Материально-техническое обеспечение народных дружин».

В ч. 1 ст. 21 источником финансирования на эти цели определены «добровольные пожертвования и иные средства, не запрещенные законодательством Российской Федерации». В соответствии с Федеральным законом от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ «Об общественных объединениях», к таким средствам могут быть отнесены отдельные государственные гранты, а также членские взносы, что в данном случае, на наш взгляд, совершенно недопустимо. Мы привлекаем граждан к участию в решении государственных задач по охране общественного порядка и не вправе требовать от них финансирования этой деятельности из собственного кармана. Полагаем, что Федеральным законом, законами субъектов Российской Федерации должно быть предусмотрено прямое государственное финансирование деятельности народных дружин, содержание их профессионального аппарата управления.

7. В части обеспечения правовой защиты народных дружинников одновременно с принятием рассматриваемого Федерального закона был принят Федеральный закон № 70-ФЗ, установивший административную ответственность за воспрепятствование законной деятельности народного дружинника или внештатного сотрудника полиции. Однако, на наш взгляд, этого недостаточно. Было бы целесообразно вернуться к практике законодательства советского периода, когда Уголовный кодекс РСФСР включал целый блок статей, предусматривающих уголовную ответственность за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство народного дружинника, причем по правовой защите народный дружинник был приравнен к сотруднику милиции.

8. В Федеральном законе нормы, устанавливающие гарантии социальной защиты народных дружинников, и меры их материального стимулирования определены в самом общем виде.

Поскольку финансирование этих мер предполагается осуществлять за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов, конкретизация этих норм, превращение их из деклараций в реальные меры и гарантии, определение конкретных механизмов их предоставления должны быть регламентированы соответствующими законодательными актами субъектов Российской Федерации применительно к местным условиям и возможностям.

Например, в Москве эффективной формой стимулирования граждан к участию в деятельности Московской городской народной дружины является предоставление дружинникам (и не только на период дежурства) бесплатного проезда на всех видах общественного транспорта. В других регионах, в сельской местности, где проблема бесплатного проезда не столь актуальна, в качестве стимулирующей меры установлено предоставление льгот по оплате жилья и коммунальных услуг.

Вместе с тем, меры социальной защиты народных дружинников, установленные законами субъектов Российской Федерации, разительно отличаются. Например, если в Камчатском крае в случае гибели дружинника при исполнении обязанностей по охране общественного порядка его семье предусмотрена выплата в 50 тысяч рублей, в Астраханской и Костромской областях – 100 тысяч рублей, то в Ямало-Ненецком автономном округе – 3 миллиона рублей, в Калмыкии и Бурятии – 1 миллион рублей, в Республике Марий Эл – в сумме 5-летнего денежного довольствия участкового уполномоченного полиции, в Нижегородской области – 5-летнего должностного оклада участкового уполномоченного. Понятно, что у регионов разные возможности, но цена человеческой жизни не должна так различаться.

Считаем, что Федеральный закон от 2 апреля 2014 года № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка», наша совместная работа по его совершенствованию и выработке действенных механизмов его реализации даст новый импульс в активизации помощи населения правоохранительным органам, совершенствовании деятельности народных дружин.

13.06.2016