Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Интервью / Выступления

Михаил Боярский: «Равняться нужно на искренних и бескорыстных»

Наш корреспондент встретился с всенародным любимцем, актером театра и кино, певцом, телеведущим Михаилом БОЯРСКИМ и задал ему несколько вопросов на темы, особенно близкие нашему изданию.

 

 Боярский Михаил Сергеевич, родился 26 декабря 1949 года в Ленинграде. После школы поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии, окончив его в 1972 году, был принят в труппу Театра имени Ленсовета.

В начале 1970-х годов дебютировал в кино, в фильмах «Мосты» (1973) и «Соломенная шляпка» (1974). Первую известность ему принесла роль Сильвы в картине «Старший сын» (1975). Одной из лучших работ актера стал Теодоро в музыкальном фильме «Собака на сене» (1977).

Звездный час Михаила Боярского настал в 1978 году, с выходом на экраны картины «Д'Артаньян и три мушкетера», в которой он исполнил главную роль. Позднее были сняты продолжения знаменитых «Мушкетеров» - «Мушкетеры двадцать лет спустя» (1992) и «Тайна королевы Анны, или Мушкетеры тридцать лет спустя» (1993), где Михаил Боярский также сыграл полюбившегося всем Д'Артаньяна. Популярностью пользовались и его работы в других историко-романтических фильмах, например, «Дон Сезар де Базан» (1989) или поставленные Светланой Дружининой «Гардемарины, вперед!» (1987) и «Виват, гардемарины!» (1991). Официальная фильмография актера на сегодняшний день насчитывает 66 картин.

Михаил Боярский обладает прекрасными вокальными данными, неповторимой манерой исполнения и неподражаемым тембром голоса. За время своей творческой деятельности записал более 600 песен. Самыми любимыми песнями считает те, что написаны Максимом Дунаевским, Виктором Резниковым и Геннадием Гладковым.

В 1984 году Михаилу Боярскому присвоено почетное звание Заслуженного артиста РСФСР, а в 1990-м - Народного артиста РСФСР.

 

- Михаил Сергеевич, хотелось бы поговорить о многом, но начну с вопроса, который наверняка заинтересует читателей нашего журнала. Совсем недавно Вам пришлось побывать «в шкуре» полицейского, пусть не российского, а английского. Я говорю сейчас о роли инспектора Скотланд-Ярда Лестрейда в телефильме Андрея Кавуна «Шерлок Холмс». Скажите, пожалуйста, должно ли быть что-то особенное в образе мыслей и в характере человека, который решил выбрать эту профессию не по воле случая, а по велению души?

- Мне кажется, что романтизм, которым овеян образ полицейского, сыщика, следователя, быстро улетучивается, когда человек сталкивается с реальной жизнью. Вот тут и выясняется, насколько осмысленно он встал на выбранную им стезю, которая изнутри часто оказывается нелицеприятной, чудовищной, кошмарной.

В любом фильме или книге романтизм превалирует над реальностью - авторы стремятся к тому, чтобы материал был интересен для читателя и зрителя. И я как актер тоже учитываю зрительский интерес. Хотя, ПРАВДА -  то всегда самое интересное, что можно почерпнуть из произведения искусства. Но зависти к этой профессии у меня нет, равно как и к своей профессии, потому что если бы следователь сказал: «Как же это здорово - быть актером! Цветы, гастроли, поклонники! Общение с интересными людьми!» - он заметил бы только верхушку айсберга, за которой скрывается адский труд. Наверное, в каждой профессии такое есть - и в профессии врача, и космонавта, и журналиста - вот этот тяжкий груз могут вынести только профессионалы. Наверное, это и есть то, что влечет людей продолжать заниматься любимым делом после того, как они снимают розовые очки. Вероятно, понимание того, что «если не я, то кто?» помогает настоящим профессионалам бороться со злом, пока хватает нравственных и физических сил.

- Случались ли какие-то интересные происшествия в Вашей жизни, которые были бы связаны с полицией и полицейскими? Может быть, в других странах?

 - Бывали! Когда я впервые приехал в Америку с концертами (потом я там побывал раз пятнадцать-двадцать, а первая поездка была, как на Марс - я вообще тогда не был ни разу за рубежом, а тут - сразу гастроли в Америке!), произошло несколько курьезных случаев.

Мы были с супругой. Нас перевозили на машине из города в город. И вот однажды, когда мы уезжали из одного города, наш администратор поссорился с кем-то из русской диаспоры, которая была не слишком дружелюбной, и в запале сказал что-то вроде: «Ну, погоди у меня! Я тебе голову оторву!» Мы прекрасно понимаем, что подобное проявление эмоций может быть направлено и на супругу, и на ребенка, и на соседа, и тут у нас, в России, ничего не значит, но в Америке всё иначе - оказалось, что оскорбленный человек пожаловался в полицию, и данные администратора тут же были занесены в компьютер.

Нашу машину остановили на шоссе, нас попросили выйти, положить руки на капот. Мы почти не говорили по-английски и никак не могли понять в чем дело. Нас обыскали и привезли в полицейский участок, где объяснили нашему администратору, что необходимо проверить его личность, так как поступила жалоба, что он угрожал жизни человека. Нам пришлось провести в этом участке четыре часа - больше не позволяли законы штата.

Более комфортного времяпрепровождения в моей жизни не было - там были удобные кресла, свежий воздух - никто не курил. Нас накормили очень вкусной едой, крайне вежливо с нами обращались. Можно было сколько угодно пить кофе... Мы, конечно, опоздали на концерт, но впечатление от этого полицейского участка у меня осталось очень сильное - так комфортно я давно себя не чувствовал! Вообще американские полицейские - какое-то удивительное явление. Они появляются всегда совершенно неожиданно. Вроде бы была пустая дорога до горизонта, ни впереди, ни сзади - никого, но только стоит нарушить что-то, превысить скорость - они тут как тут! Раздается сирена, и подъезжает полицейская машина.

Был еще один случай в Америке: мы с супругой потерялись в одном из городов в Филадельфии. Как я уже говорил, с английским у меня не очень, но я снял трубку в автомате и, вытащив из знакомых мне песен «Битлз» несколько слов, произнес: «Хелп. Айм рашен экче» и назвал адрес. Через две-три минуты подъехала полицейская машина с решеткой между передними и задними сиденьями, нас с супругой посадили за решетку. Мы объяснили, что потерялись и не помним название гостиницы, в которой остановились. Но у нас были ключи от номера с брелком в форме груши. Нас привезли в полицейский участок - опять был кофе, опять была вкусная еда, кресла удобные... И по ключам они быстро определили, как называется наша гостиница. Посадили нас в машину и довезли до места. Это происшествие тоже оставило неизгладимое впечатление.

Еще я был поражен тем, что в Америке очень много женщин-полицейских. И все полицейские - и мужчины, и женщины - невероятно опрятны, отутюжены, ухожены, великолепно оснащены различной аппаратурой. Они очень уверены в себе, потому что закон всегда на их стороне. Все их уважают, здороваются с ними. И в их присутствии чувствуешь себя защищенным. К ним можно подойти по любому поводу...

Но были и не слишком приятные случаи, связанные со службами охраны правопорядка, во время заграничных поездок. Как-то раз во Франции, в Париже, мы с супругой шли из магазина с сумками, купив какие-то вещи, и неожиданно несколько человек в штатском затолкали нас в парадную, предъявили какие-то документы, которые я не успел рассмотреть... Говорили они по-французски. Заставили нас показать все сумки, обыскали все карманы... Я был растерян и не мог понять, что делать: то ли успокоиться, то ли ударить одного из них за то, что толкнул мою жену... Сейчас я понимаю: хорошо, что сдержался. Тамбур в котором мы все находились был совсем небольшой, и неизвестно чем бы всё закончилось... С трудом удалось понять, что вроде бы в каком-то магазине украли вещи, и нужно предъявить чеки на покупки. Чеки у нас были в сумках, никакого криминала за нами не было.

Только потом я понял, что это был просто повод, чтобы нас обыскать... У меня есть вариант, версия... В то время во Франции было несколько человек из России, с которыми мы общались, и кому-то было необходимо найти на них компромат. Когда всё это закончилось, мы с Ларой решили не портить себе настроение и забыть этот неприятный случай. Потом выяснилось, что такое случилось не только с нами. Если бы я устроил драку, то совсем не уверен, что меня так быстро бы выпустили из полицейского участка, хотя я был абсолютно прав - мою жену обижают, и я должен ее защитить. Этот опыт дает серьезный повод к размышлению - как себя вести за рубежом.

- Очень познавательно. Вы рассказали о западных странах, а случаются ли поездки с концертами или съемками по бывшим братским республикам?

- Конечно, выезжали и выезжаем. Чаще всего это Украина - раньше в Киеве я бывал по пять-семь раз в году. Реже - Белоруссия, Казахстан, Узбекистан... Иногда - Молдавия... Сейчас я всё реже и реже соглашаюсь на поездки - столько наездился за свою жизнь, что уже перебор. А до развала Советского Союза бывало, что за одну поездку я объезжал практически все республики - по десять-пятнадцать городов за одни гастроли. И с театром, и индивидуально... Выступали мы очень много, и не было таких мест в той большой стране, где я бы не побывал.

- Вы любимы многими и как исполнитель песен, но почему-то не появляется новых произведений в Вашем исполнении?

- Не появляется потому, что их надо раскручивать... На концертах всегда просят исполнить то, что знают и любят зрители. Мне тут недавно прислали более 300 песен, которые я спел, я 250 из них даже не помню... У меня нет потребности как-то их продвигать... Я люблю сам процесс: мне нравится стоять в наушниках у микрофона, выдумывать какие-то интонации, проникать в замысел композитора, передавать романтику слов, добавлять свое отношение к этому. А после сведе́ния мне уже неинтересно куда эта песня пошла, для кого... Вот для мультфильмов часто что-то записываю - это интересно, это хулиганство. Когда меня приглашают, уже знают примерно, кого я с моими голосовыми данными могу озвучить - волков, котов, динозавров, охотников. Предложите мне сейчас записать альбом - я откажусь. Мне это уже неинтересно. И никому неинтересно. Сейчас такой перебор во всём... Я привык приходить в магазин и из десяти пластинок делать выбор, а сейчас, когда существует десять миллионов пластинок, мне уже не выбрать. С одной стороны, это хорошо, но с другой - столько мусора... Музыка гудит везде - в машине, в самолете, в поезде, в магазине... И когда ты приходишь домой, вместо того, чтобы поставить что-то любимое, хочется просто тишины... У меня есть «Битлз», есть Высоцкий, Рахманинов и так далее. Но чаще всего я слушаю музыку в машине - если нужно ехать куда-то час-полтора, я вместо того, чтобы включать какую-то радиостанцию, слушаю любимую музыку. А по поводу новых песен... Если это, например, дуэт с Колей Расторгуевым или с Таней Булановой - это возможно, чтобы просто получить удовольствие, а задаться целью поразить кого-то новыми песнями... Уже нет тех композиторов, которые писали для меня песни. Кто-то ушел из жизни, кто-то перешел на крупные музыкальные формы - Максим Дунаевский, например, пишет только мюзиклы... Возможно, я бы спел военные песни... Это - мое. Песни Высоцкого, Талькова - это мне понятно.

- Что больше Вас привлекает в работе над песней или в работе над ролью, когда лирический герой произведения находится с вами в резонансе или когда нужно работать на сопротивление?

- Конечно, на сопротивление лучше! Когда персонаж совсем на тебя не похож - видишь его, как будто со стороны. Мне проще осознавать, что я - никто. И при работе с новой ролью я стараюсь набрать те качества, которые есть в этом персонаже. Не могу сказать, что где-то я сыграл себя, хотя, конечно, что-то от меня есть в ролях... Вот Сильва - он современный парень, но другой. Тартюф - совсем иначе выглядит... Дикий кот Матвей - очень острохарактерный персонаж... А гоголевский запорожец - скорее собирательный образ (речь идет о фильме «Тарас Бульба» - прим. авт.). Теодоро - более лирический персонаж, а сыщик Лестрейд - грубый, неотесанный... Я мог бы говорить на тему перевоплощений очень долго - сильнейшее впечатление на меня произвела программа «Точь-в-точь», где мне довелось быть членом жюри. Настолько мощные перевоплощения известных артистов эстрады в удивительные характеры и образы, что я не уверен даже, что драматический артист мог бы сделать что-то подобное!

- Тема номера, в котором будет опубликовано это интервью, достаточно актуальна и звучит так: «Борьба с киберпреступностью». Вам знакомо это слово?

- Нет. Не очень.

- А до какой степени Вы дружны с компьютером и Интернетом?

- Вообще не дружен.

- Даже на Вы не общаетесь?

- Нет. Даже на Вы не общаюсь. У меня были поначалу попытки освоить компьютер, но я быстро понял, что для меня это слишком скучное занятие. Я люблю общаться с людьми, а один на один с аппаратурой... Мне скучновато. Слава Богу, я еще из тех консерваторов, которые видят жизнь как она есть, а не через монитор компьютера.

- Мы с Вами из того поколения, которое писало ручкой, читало бумажные книги, ходило в кинотеатры... А многие современные дети уже забыли, что это такое, и проводят время в общении с «гаджетами»...

- Во всём есть свои плюсы и свои минусы. Каждое новое поколение отрицает предыдущее. И законы познания мира для каждого поколения - свои. Нам, к примеру, сейчас достаточно щелкнуть выключателем - свет горит, и мы можем читать или еще как-то проводить время, а, скажем, во времена Александра Сергеевича необходимы были лучины, свечи, канделябры и прочее... Я представляю, какие это были мучения - просто прочесть или написать что-то, когда и очки еще не слишком совершенны, и перо - гусиное... Времена меняются. И это абсолютно нормально. Вот мой двухлетний внук владеет айпадом лучше любого члена моей семьи. С одной стороны, это печально, потому что он уже привык есть под определенные мультики, засыпать под определенную музыку... Он еще говорить не мог, а уже общался с аппаратурой! Но с другой стороны, они - современные дети - ушли очень далеко вперед, по сравнению с нами, и, возможно, это им поможет в жизни. Посмотрим! Это одному Богу известно.

- И в финале беседы традиционный вопрос: что бы вы могли пожелать тем людям, которые служат в органах внутренних дел, как в России, так и в республиках СНГ?

- Самое важное - сохранить чистые руки и чистую совесть! Я понимаю, что каждому нужно зарабатывать на хлеб насущный, но если во главу угла ставить материальный интерес, то разговоры о доблести и чести - бессмысленны. О чистом и бескорыстном служении написано много романов, повестей и рассказов, снято немало кинофильмов, но они, к сожалению, мало похожи на реальную жизнь! Искренних и бескорыстных - единицы, но на них нужно равняться. Любое предательство оскорбляет эту профессию! И для того, чтобы чего-то добиться, необходимо быть готовым принести себя в жертву! Если человек на это не способен, не стоит выбирать этот путь. Нужно быть собой, собой до конца!

 

 

 

13.07.2014