Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Интервью / Выступления

Шоу не для развлечения

В начале сентября на телеканале «Россия-2» стартовало экстремальное ТВ-шоу «Я – полицейский», в котором приняли участие курсанты из 8 вузов МВД России. Сегодня на вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает председатель жюри этого телеконкурса – первый заместитель начальника Управления по обеспечению безопасности крупных международных и массовых мероприятий МВД России генерал-майор полиции Антон Гусев.

– Антон Иванович, удалось ли вам увидеть в курсантах, участниках экстрим-шоу «Я – полицейский», уже сформировавшихся сотрудников полиции?

– Конечно! Но я наблюдал за их работой и раньше на протяжении длительного времени. Ещё в Сочи во время тестовых соревнований (в период подготовки и во время проведения Олимпиады Антон Гусев являлся первым заместителем руководителя Временного оперативного штаба МВД России – руководителем аппарата – Прим. авт.). Это были Орловский и Питерский университеты. Затем познакомился с учащимися Казанского юридического университета во время Универсиады в Казани, и его курсанты тоже показали себя с наилучшей стороны. К работе по обеспечению безопасности Олимпийских игр мы привлекли более двух тысяч курсантов. Надо сказать, они ни в чём не уступали по профессионализму действующим сотрудникам полиции, а по усердию и по самоотдаче даже зачастую и превосходили их.

Поэтому я был рад снова увидеть тех, с кем уже довелось поработать, и познакомиться с теми, с кем ещё не знаком.

Надо сказать, что участники конкурса оказались в очень непростых условиях. Дело в том, что запись передачи проходила в июне, в самый разгар сессии, поэтому пришлось кому-то или переносить экзамены, или сдавать их досрочно.

– Существует довольно много передач, фильмов и целых сериалов о работе полицейских. Какова цель ещё одной – проекта «Я – полицейский»?

– На самом деле у нас нет передач, рассказывающих о реальной работе полиции. Есть некие сериалы, сценарная задумка которых порой очень далека от реальности. Многие зрители отмечали, что нечто похожее на правду было поначалу в сериале «Улицы разбитых фонарей», но там показана реальность середины 90-х – начала 2000-х годов. Поверьте, всё это уже очень далеко от современной полиции и потеряло актуальность.

Что касается полицейской хроники и различных передач, например «Чрезвычайные происшествия» и «Вести. Дежурная часть», то это сугубо сухой отчёт о деятельности правоохранительных органов. А вот передачи именно игрового, конкурсного формата, где можно показать на грани экстрима на что способны полицейские, я не знаю ни одной. В шоу «Я – полицейский» видно не только, как конкурсанты действуют профессионально, но также налицо их эмоции, и чисто человеческие качества. Уверен: эта программа и восполнит данный пробел, покажет тот самый новый образ сотрудника полиции, над формированием которого идёт работа уже в течение нескольких лет. Хотя, по моему мнению, у нас всегда было много достойных сотрудников органов внутренних дел. Другое дело, что отдельные негативные случаи вызывают у людей неприязненное отношение ко всей системе.

Я считаю, передача удалась. Несмотря на то, что порой приходилось прямо на ходу принимать многие решения и переделывать сценарий, потому что возникали совершенно нетривиальные, не предусмотренные ситуации. Так, например, случилось, когда к полуфиналу пришли абсолютно с равными баллами две команды – Краснодара и Москвы, когда всё решал последний жребий. Вот тогда все члены жюри написали записки, на которых каждый указал лучшую, по его мнению, команду. И в итоге такого тайного голосования победил Краснодар. У меня, кстати, эти бумажки сохранились на память.

– Кому вместе с вами довелось оценивать действия конкурсантов?

– В состав жюри по решению авторов передачи, которое согласовывалось с руководством МВД России, вошли депутат Госдумы олимпийская чемпионка Светлана Журова и председатель Общественной палаты Московской области адвокат Шота Горгадзе, очень опытный и грамотный юрист. Со Светланой я знаком ещё с Олимпиады, где она была мэром олимпийской деревни. Мы с ней представляли правоохранительные органы, ведь Светлана – подполковник внутренней службы ФСИН. Ну а Шота представлял общественность, чьей оценкой мы особенно дорожим.

– Антон Иванович, почему именно вам предложили возглавить жюри такого необычного конкурса, и долго ли вы раздумывали над этим решением?

– Подготовка передачи началась ещё в феврале. В марте-апреле проводился кастинг участников передачи: сначала отбор вузов, затем непосредственно команд. Я был привлечён в качестве председателя жюри уже на последнем этапе. Это было решение руководства министерства. Думаю, оно связано с тем, что на время проведения тестовых соревнований и Олимпийских игр в Сочи мне от МВД России были делегированы полномочия по общению со всеми видами СМИ, и на всех пресс-конференциях и брифингах я представлял интересы министерства. Надо сказать, у нас в жюри царило полнейшее взаимопонимание, мы были полностью захвачены духом состязаний, хотя наши мнения не всегда совпадали.

– Кто из участников вам больше понравился, независимо от финала?

– Мне понравилась команда из Волгоградской юридической академии. Ребята от четвертьфинала до финала дошли чётко, без сбоев. Это говорит не только об уровне подготовки и командном духе. Я думаю, у них было ещё и определённое преимущество, потому что первые два конкурса – «Детектив» и «Лаборатория» основывались на сборе улик, их изучении, рассмотрении и криминалистических методах, в том числе на исследовании экспертиз. А Волгоградская академия – вуз, где идёт подготовка экспертов-криминалистов. Скажем, в команде из Нижнего Новгорода таких специалистов вообще не было, но у них были свои козыри – следователи-криминалисты, так как вуз специализируется на подготовке специалистов по борьбе с преступлениями в сфере экономики и коррупции. Эти ребята мне тоже понравились, потому что сделали почти невозможное и в первом туре одолели конкурентов из Казани. Казань, кстати, единственный вуз, который прислал на конкурс команду выпускников, остальные участники – курсанты 3–4-х курсов.

– А в чём заключается экстрим этого шоу?

– В первую очередь, в психологической нагрузке. Это очень молодые люди, и эмоции из них били ключом, особенно при поражениях и даже при малейших неудачах. Ребята получали довольно сложные, а иногда и реально опасные задания, связанные с преодолением полосы препятствий, со стрельбой. Их разрабатывали наши эксперты – специалисты МВД России из ДепУР, ЭКЦ, ДГСК.

И хочу сказать, все конкурсанты выступили очень хорошо, даже девушки работали на равных с парнями. И это тоже реалии будущей службы. Кстати, из своей служебной практики знаю, что женщины абсолютно не уступают мужчинам, даже в оперативных подразделениях.

Надо сказать, что к четвертьфиналу и особенно к финалу конкурс всё усложнялся и усложнялся. И я считаю это закономерным. Полицейский должен быть готов к трудностям. И, в первую очередь, к физическим нагрузкам, потому что бывают ситуации, когда приходится работать по 72 часа, задерживать преступников, нести службу в чрезвычайно трудных условиях. Если 10–15 лет назад на физическую подготовку мало обращали внимания, те же зачёты по физкультуре были достаточно формальными, то сейчас всё более серьёзно. Хорошая физическая форма даёт не только здоровье, но и чувство уверенности.

Это всё я увидел ещё на Олимпиаде, где приходилось выкладываться по полной. Ребята действительно молодцы – их физическая и морально-психологическая подготовка на высоте. Я надеюсь, что наши курсанты, поработавшие на Олимпийских играх, уже пришли на службу, а через несколько лет к ним присоединятся участники конкурса, и все они покажут себя достойной сменой.

– Есть ли разница в том, что вы видели уже на экране и при записи передачи?

– Конечно, зрители не увидели много интересного: сложных моментов, психологического накала, очень смешных ситуаций, общения конкурсантов, эмоций. Безусловно, разница между рабочими моментами и выходом в эфир очень большая. Но надо отдать должное авторам программы, специализирующимся на съёмках таких экстремальных шоу: в записи всё смонтировано и сделано очень профессионально. Редакторы постоянно находились с командами и с помощью камеры наблюдали воочию, как при очень сжатом графике, в котором было много мероприятий, ребята практически валились с ног к концу съёмок. Весь съёмочный процесс, а проходил он на базе подготовки Центра полицейского спецподразделения в Подмосковье, занимал много времени – одна передача снималась около суток, и мы уезжали с полигона часа в 2–3 ночи.

– Чем эти молодые полицейские отличаются от представителей вашего поколения?

– Я пришёл на службу в уголовный розыск в 1993 году – в самый пик развала Советского Союза, в период массового оттока специалистов. Я ещё застал корифеев, чей служебный опыт составлял четверть и более века. Уже спустя два года не осталось ни одного из них. Все уходили на «гражданку», потому что нерегулярно платили зарплату, не было никаких условий для работы, никакого материально-технического обеспечения. Бедная страна, которой было не до проблем отдельного сотрудника. Мы работали в совершенно иных условиях, и нам приходилось на ходу строить совершенно новую милицию.

Становление сегодняшних молодых полицейских идёт в стабильном государстве, им гарантирована престижная, высокооплачиваемая работа. Надо сказать, что сейчас у них более высокий уровень подготовки. Современный полицейский вооружён современными технологиями – информационными, технологиями связи, и он обязан уметь пользоваться их возможностями, а также заполнять разнообразные базы данных. Одним словом, нужно успевать за современным миром.

Но главное, что объединяет все поколения сотрудников правоохранительных органов, – это готовность служить другим, принимать на себя чужую боль, проявлять сострадание. Сотрудника полиции не должны бояться, но должны уважать все, в том числе и преступники.

Беседу вела Ирина Пучкова

17.11.2014